Футбол и автоспорт. Свои среди чужих

Футбол и автоспорт роднит не только битва за телеаудиторию и внимание спонсоров. обе дисциплины регулярно шли на сближение, протягивая друг другу руку помощи и даже обмениваясь спортсменами

188
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Оцените материал от 1 до 5)
Загрузка...
Фото: фирмы-производители, LEGION MEDIA

Aвтомобильные бренды часто и с удовольствием спонсируют клубы, сборные, чемпионаты и кубковые соревнования — все-таки футбол имеет гораздо большую зрительскую аудиторию. Первым глобально это признал Ford, чье имя вот уже 20 лет неразрывно ассоциируется с Лигой чемпионов. Недавно «голубой овал» в очередной раз пролонгировал беспроигрышное соглашение с УЕФА аж до 2015 года включительно.

Для стремительно подбирающихся в мировому лидерству Hyundai/Kia основной рекламной площадкой являются чемпионаты мира и Европы. Некогда подчеркнуто автоспортивный бренд Seat три года назад прикрыл все свои гоночные программы ради спонсорства пришедшей на смену Кубку УЕФА Лиге Европы. Да что там говорить, в футбольных пристрастиях был замечен практически весь mass production: от Daewoo до Toyota. Вслед за гигантами масс-продакшн во все тяжкие пустились специализированные производители вроде Renault Trucks, Caterpillar, Pirelli, Continental, Shell, Castrol/BP, Tamoil и прочие.

В частном порядке

Даже многострадальная Lada не смогла пройти мимо мирового футбола — правда, ни сам АвтоВАЗ, ни внешнеторговое объединение Avtoexport к этому отношения не имели. В конце 80-х французский экспортер малолитражек из стран — членов СЭВ Жан-Жак Пок, отчаявшись выиграть на «Ниве» ралли «Париж-Дакар» и разочаровавшись в спонсорстве регат и женского футбола, стал титульным спонсором AS Monaco FC. Да так вовремя, что за пару лет монегаски сделали для узнаваемости тольяттинского бренда куда больше, чем все остальные начинания Пока. По его же словам, опрос, проведенный на Парижском автосалоне в 1992 году, выявил, что только четверть респондентов догадывалась о пролетарском происхождении «Нив» и «Самар», большинство же связало Lada именно с …Монако. Дело в том, что появление славянского имени на фирменных красно-белых футболках монегасков совпало с ангажементом тренера Арсена Венгера и полузащитника Эммануэля Пети. Которые тут же вознесли Monaco на вершину французской Лиги-1. И вплоть до ухода Венгера в 1994 году клуб с переменным успехом сражался с голиафом Olympique de Marseille за золото чемпионата и Кубка Франции плюс выходил в 1/4 и в финал Кубка обладателей кубков. Увы, ныне красно-белые болтаются в Лиге-2 и год назад стали не самым дорогим активом империи олигарха Дмитрия Рыболовлева, бизнес которого начинался с инвестиционно-брокерской компании «Инкомброк», в том числе торговавшей тольяттинскими автомобилями. Ностальжи?

В свою очередь, футбольные клубы пусть крайне редко, но все же спонсировали автоспортивные проекты. Характерен пример ФК Newcastle United, который
в 1997 году поддержал возрождающуюся команду Lister. Некогда независимый производитель, на равных сражавшийся с Aston Martin, Jaguar и Lotus, постепенно скатился до банального тюнинга ягуаровских XJ и XJS. Одним из клиентов марки в 1993-м стал владелец Newcastle United Дэвид Холл. Его настолько впечатлили метаморфозы, произошедшие с его седаном, что Холл барским жестом направил поток средств, вырученных от продажи пары футбольных защитников, на возрождение Lister, который как раз разработал с ноля свой суперкар. Невероятно, но факт: уже
в 2000 году Lister стал чемпионом FIA GT и в личном, и в командном зачетах!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  Lamborghini Huracán Evo - только для гонок

Мезальянс

Попытка окончательно поженить Формулу-1 и футбол — Premier1 Grand Prix — была предпринята в 2000 году. Идея была проста, как и все гениальное: мономарочный чемпионат, в котором по принципу футбольных лиг будут выступать команды футбольных клубов. Предварительное согласие дали такие гранды, как итальянский Milan, китайский Beijing Guoan, бразильские Corintians и Flamenco, голландский PSV, португальский Portu, испанская Sevilla…

Увы, победа в Superligue стала первой и последней: китайский футбольный клуб ушел из чемпионата

Готовились основательно: подобрался пул серьезных спонсоров, были заключены договора с телевизионными компаниями, свою заинтересованность проявили с десяток экс-пилотов Ф-1, в числе которых Антонио Пиццония, Джорджо Пантано, Энрике Бернольди, Нараин Картикеян, Франк Монтаньи. Старт серии запланировали на 2002 год: к тому моменту Reynard должен был построить два десятка однотипных шасси. Увы, в 2001 году Reynard, за предыдущие 20 лет превратившийся в одного из лучших производителей шасси, ввязался в Ф-1 и …прогорел.

Окропил живой водой чемпионат футбольный функционер Алекс Андреу, и 31 августа 2008 года в Донингтон-парке стартовал первый сезон теперь уже SuperLigue. Списку участников позавидовал бы любой Кубок: Liverpool, Milan, Flamengo, Korinthians, PSV, Porto, Sevilla, Borussia Dortmund… И технический регламент в лучших формульных традициях: громогласные атмосферные V12 — 4,2 л, 750 л.с., 12 000 об/мин. Увы, футбольным болельщикам — а именно на эту аудиторию рассчитывали в первую очередь — оказалось неинтересно смотреть на сражения малоизвестных пилотов. Первый тревожный звоночек прозвенел еще в 2008-м: итальянец Давид Ригон и немецкая команда Zakspeed, выигравшие серию для Beijing Guoan, тут же оказались безработными — пекинский клуб посчитал дивиденды от победы несоизмеримыми с затратами…

Лондон — Мехико

Но если быть точным, то взаимное проникновение началось еще в 1970 году
с ралли-марафона «Лондон — Мехико». Идея соревнований принадлежала одному из сильнейших британских гонщиков тех лет Пэдди Хопкирку. С помощью антрепренера Уилтона Диксона он убедил владельца британского таблоида The Daily Mirror Макса Айткина проспонсировать трансконтинентальный марафон. Справедливости ради стоит заметить, что именно сэр Майкл внес максимальную футбольную подоплеку.

В 1966-м английская сборная дома стала чемпионом мира, следующий «мундиаль» принимала Мексика, поэтому решено было начать гонку на лондонском «Уэмбли», а завершить на главной арене Мехико «Ацтека». Даже название ралли получило соответствующее — World Cup Rally 70, по аналогии с футбольным чемпионатом 1970 World Cup Soccer.

Ford Escot Джимми Гривза. Лучший голеодор сборной Англии лидирует в марафоне «Лондон — Мехико» 1970 года

Но самое интересное, что организаторам удалось уговорить принять участие в марафоне Джимми Гривза, самого результативного голеадора сборной Великобритании. И это в разгар футбольного сезона!

У Джимми была особая миссия: в специальном кофре его Ford Escort 1850GT лежал кусок дерна, аккуратно вырезанный из газона «Уэмбли», который по аналогии с олимпийским огнем сэр Майкл придумал инсталлировать в поле «Ацтека».
За приготовлениями своего любимчика британские фанаты следили с не меньшим вниманием, чем за перипетиями премьер-лиги: форвард готовился как мог, одновременно учась штурманскому делу, ориентированию и матчасти у главы Ford Motosport Стюарта Тернера, плюс брал уроки раллийной езды у своего напарника по экипажу Энтони Фолла.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  Porsche покидает топ-класс LMP1 ради Формулы-Е

По воспоминаниям ирландца, Гривз уп-равлялся с автомобилем куда лучше, чем со штурманским хозяйством. И хотя на большинстве спецучастков «в руле» сидел Фолл, они умудрились финишировать 6-ми. И это при том, что в путь длиной 25 810 км
по 25 странам мира отправились 72 экипажа, включая 10 заводских (Ford, Mini, Austin, Triumph, BLMC, Datsun, Citroen, Porsche, Mercedes и даже АЗЛК).

Личный зачет

Взаимообмен происходил и на уровне спортсменов. Если раньше в Формуле-1, WRC и 24 Heures du Mans регулярно проводились благотворительные турниры
по гольфу, картингу и даже стрельбе, то начиная с середины 80-х годов прошлого века гонщики с куда большей для себя пользой играют в благотворительных футбольных матчах. Наибольших успехов на обоих поприщах добился Михаэль Шумахер, капитан команды в фирменной клетчатой форме, напоминающей обожаемый гонщиками финишный флаг. Красный Барон, по его же словам, с самого детства разрывался между картингом и футболом и, поки­нув в 2006-м большие гонки, всецело посвятил себя мячу. А поскольку к тому времени немец жил в Гланде, что неподалеку от женевского озера, то расторопные менеджеры местного FC Echichens пригласили его в свою команду. Уровень швейцарского клубного футбола всегда был так себе, так что обедню Шумми не испортил. А вот внимание к заштатной команде привлек изрядное. Впрочем, как для гонщика играл он весьма и весьма. По крайней мере на фоне коллег по цеху — просто превосходно, причем на протяжении почти 15 лет.

Lister Storm GT1 в ливреях Newcastle United во время 24 heures du Mans, 1997 год. Ключевую роль в возрождении марки сыграл ее давний клиент и босс Newcastle United Дэвид Холл

Украине тоже есть чем похвастаться: в 2009 году перед вторым этапом Кубка Лиманов в Боярке был проведен товарищеский матч между «лимановцами» и сборной города во главе с мэром. Основное время завершилось со счетом 3:3, и исход матча — увы, не в пользу гонщиков — решила серия послематчевых пенальти.

Еще один «наш ответ Чемберлену» — экс-динамовец Андрей Гусин, еще во времена своей выдающейся футбольной карьеры отдававший предпочтение не пафосным автомобилям, а действительно серьезной технике. После нескольких побед в любительских гонках на Subaru Impreza WRX STI Гусин дебютировал в зимних трековых гонках. И сходу выиграл этап, огорчив 11 куда более маститых соперников, включая Андрея Круглика и все семейство Протасовых. Правда, из-за загруженности тренерской работой Андрей давно не расстраивал наш гоночный бомонд.

26 мая 1970 года, стадион «Ацтека» в столице Мексики. Футболисты сборной СССР вперемешку с экипажами команды V/O Avtoexport позируют на фоне финишировавших в марафоне World Cup Rally 70 412-х «Москвичей». 37 днями и 26 тысячами километров ранее из Лондона стартовали 96 автомобилей 26 марок, от Mini до Rolls-Royce. АЗЛК выставил на «гонку века» пятерку почти серийных седанов. Почти — потому что в природе таких 412-х не существовало: именно смесь из раллийных решений, экспортных исполнений и множества рацулучшений позволила им не последними преодолеть дороги 25 стран. В состав экипажей вошли как сотрудники АЗЛК, НАМИ и «Автоэкспорта», так и таксисты из Литвы, Эстонии и Украины — в те времена именно работники таксопарков составляли элиту автомобильного спорта СССР.