Goodwood. Просто фестиваль

Всего лишь большая лужайка рядом со старым автодромом в ста километрах от Лондона. Ничего экстраор­ди­нар­ного, кроме самой лужайки, которая аккуратно стрижется триста лет, и того, что на ней происходит каждым летом

277
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Оцените материал от 1 до 5)
Загрузка...
Фото: Goodwood и Newspress

Именно за тем, что происходит, сюда ежегодно приезжают почти двести тысяч человек — чтобы просто посмотреть и потрогать. Посмотреть на настоящих гонщиков (и не издалека!) и потрогать настоящие гоночные автомобили. Это, пожа­луй, единственное место на земле, где и то и другое воз­можно. Более того, само действо организовано именно для этого.

Приходите в гости

Теперь уже знаменитый на весь мир Гудвудский фестиваль скорости всего 19 лет назад придумал Чарльз Генри Гордон-Леннокс, граф Марч и Кинрара, сын 10-го герцога Ричмонда.

Его дед, 9-й герцог Ричмондский, первым превратил свое фамильное поместье Гудвуд в автоспортивную Мекку Британии, открыв здесь в 1935-м знаменитый гоночный трек, который с 1948 года стал едва ли не главным в стране. Фредерик Гордон- Леннокс обожал скорость, по­строил собственный самолет, на котором сам и летал. Долгое время гонялся сам и даже, говорят, выиграл 500 миль Бруклендса. Он был уважаемым человеком в британских гоночных кругах: занимал высокий пост вице-президента Королевского Автомобильного Клуба (RAC) и очень серьезно относился к безопасности пилотов. Настолько, что в 1966 году собственноручно закрыл для гонок свою трассу в Гудвуде. Она просто уже не со­ответствовала нормам безопасности, а смерть Брюса Макларена на испытаниях очередного «оранжевого слона» в 1970 году это доказала. С тех пор трек закрыт даже для тестов.

Изначально именно эту трассу и собирался возродить к жизни нынешний граф Марч, но столкнулся с непониманием соседей и местных властей. Все были против. Против строительства нового трека и даже реконструкции старого. Соседям просто хотелось тишины, и власти их поддержали.

И тогда Чарльз Гордон-Леннокс решил просто пригласить к себе в гости близких друзей, владеющих экзотическими спортивными и гоночными автомобилями. Немного, человек шестьдесят. Гостей приехало в десять раз больше, и власти не смогли ничего запретить. Необходимость такого сборища была доказана. И сегодня кажется, что этот фестиваль был всегда, настолько он популярен.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  Lamborghini Huracán Evo - только для гонок

Ненужный рекорд

Что говорить, если в 2012 году только автомобильных компаний, спонсиро­вавших событие, собралось 27! Многие из них построили выставочные павильоны, как на автосалонах, а некоторые даже презентовали свои новинки. И их немало. Около десятка — от Bentley и Pagani до Renault и Toyota.

Но не ради мировых премьер задумывалось действо. Ради гонок и гоночных машин. Раз трек — табу, гонка проходит прямо под окнами герцогского дома. Это всего лишь подъем на невысокий холм. Длина трассы — 1,6 мили, не бог весть какое расстояние. И назвать это соревнование гонкой язык не поворачивается.

Отчасти потому, что на старт может вый­ти 4,5-литровый Sunbeam Indianapolis, построенный в 1914 году и стартовавший в том самом Индианаполисе двумя годами позднее. Отчасти оттого, что за рулем гоночных ветеранов, покорявших европейские и американские трассы, сидят такие же ветераны. Да и принадлежать эти раритеты могут музеям или частным коллекционерам. Особо и не погоняешь.

Тем не менее рекорд трассы существует. Его установил Ник Хайдфельд в 1999 го­ду: 41,6 секунды. И не важно, на каком автомобиле этот рекорд установлен (на самом деле на «формульном» McLaren MP4/13 сезона 1998 года). Их здесь — почти две сотни. Начиная с того самого Sunbeam и заканчивая прошлогодними машинами «Формулы-1» и WRC.

Звезды рядом

Кстати, раллийная тема в Гудвуде — особый случай. Для них в парке герцога проложена своя собственная грунтовая дорожка, и на асфальт «главной трассы» они выезжают, только чтобы показать себя перед трибунами, VIP-ложами и праздно шатающимся людом.

На деле саму гонку смотрят только лентяи. Ведь все, что принимает участие в этом шоу, вполне доступно. Нужно прогуляться по лужайке и парку, найти паддок и рассмотреть всю технику с расстояния вытянутой руки. Практически все можно потрогать руками, и с любым драйвером поговорить. И есть с кем разговаривать! В этом году в парке гуляли и ездили как минимум Джеки Стюарт, Стирлинг Мосс, Михаэль Шумахер, Ален Прост, Себастьян Феттель, Дженсон Баттон, Эмерсон Фиттипальди. И это только звезды F1! Без тело­хранителей и пресс-офицеров.
Надоели гонки? Не расстраивайтесь. Кроме палаток с едой и питьем есть еще и тематические выставки. Например, «Бриллиантовая коллекция» — экспозиция автомобилей королевской семьи в честь 60-летия правления Елизаветы II. Не парочка, а более трех десятков экспонатов, в том числе самолет и железнодорожный вагон. Или коллекция болидов, на которых в F1 выступал четырехкратный чемпион мира Ален Прост.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  Lamborghini Huracán Evo - только для гонок

Можно выбрать

Здесь же можно и купить автомобиль. Практически любой. В этом году аукци­он Bonhams, специализирующийся на про­дажах коллекционных машин и мо­то­циклов, предлагал Bentley Blower 1929 года, установивший рекорд трассы Brooklands. Редчайший монопост с открытыми колесами купили за $7,8 млн. Дорого? Не отчаивайтесь. В соседней палатке можно купить раритет за каких-нибудь 10–20 фунтов. Выбирайте и торгуйтесь. Только машина будет масштабной копией. Но — купленной на Гудвудском фести­вале скорости, еще недавно бывшем простой английской лужайкой в ста кило­метрах южнее Лондона.