Михаэль Шумахер. Глава 10. 17 действий одного спектакля

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (оценок: 3, средняя: 5,00 из 5)
Загрузка...
Шумахер

На протяжении 21 года злой рок каким-то непостижимым уму образом не пускал гонщиков в красных комбинезонах к вершине гоночного Олимпа. Казалось, этого уже никогда не произойдет…

Летом 95-го, когда Шумахер бросил вызов судьбе, многие крутили пальцем у виска. Признаюсь, в числе столь недальновидных товарищей был и Ваш покорный слуга. Правда, уже очень скоро мне пришлось признать ошибочность своего мнения, потому что Михаэль с первых же дней в Ferrari продемонстрировал уникальную способность добиваться поставленной цели, какой бы неприступной она не была. Шаг за шагом, преодолевая великое множество технических проблем, моральную и физическую боль, Красный Барон шел к своему успеху. Наверное, он планировал взобраться на вершину горы Богов чуть раньше, но даже в самые трудные минуты Михаэль ни разу не задумался о том, чтобы сменить команду. Команду, которая благодаря его стараниям вновь обрела свою волшебную силу.

В межсезонье 1999-2000 итальянские СМИ раздули шумиху вокруг задержки с дебютом новой Ferrari F1-2000. Говорили, что дела идут плохо, что конструкторам никак не удается добиться оптимальных характеристик шасси и мотора, что на заводе какие-то задержки с производством деталей… На самом же деле это Рори Берн просил Тодта и Брауна максимально оттянуть презентацию, чтобы как следует продуть машину в аэродинамической трубе и довести до ума принципиально новую трансмиссию с двойным сцеплением. Мотористы, в свою очередь, также хотели быть уверены в надежности усовершенствованной системы смазки и силового агрегата в целом.

7 февраля машину все-таки показали публике, но и здесь нашлись «аналитики», размышлявшие о том, что Скудерия не успевает как следует подготовиться к сезону. Однако, как только F1-2000 выехала на гоночную трассу, соперники в ужасе схватились за голову. Похоже, тандем Шумахер-Ferrari вышел на пик своей формы, а в этом случае, впервые за многие годы, в роли догоняющих непременно окажутся соперники Скудерии. Но будет ли Михаэлю так легко? Последние предсезонные тесты, где всю свою силу показали пилоты McLaren, красноречиво говорили о том, что простых побед в Формуле-1 не бывает. Ну, а все что происходило дальше – грандиозный спектакль в семнадцати действиях, каждое из которых мы рассмотрим в деталях. Итак…

Первый день нового сезона начался для Шумахера… с аварии. Во второй части свободных заездов Гран При Австралии Михаэль улучшил показанное утром время Мики Хаккинена, и мог прибавить еще, но на третьем секторе одного из быстрых кругов Ferrari Красного Барона сорвалась с траектории и улетела в ограждение, начисто стесав об него левые колеса и подвеску. Авария выглядела жуткой, но, к счастью, для гонщика прошла без последствий.

В субботу утром Михаэль вновь быль очень быстр и вполне мог претендовать на поул-позишн, но разбитый McLaren Култхарда испортил ему решающий круг, не испортив при этом настроения. «Сегодняшний результат не отражает наших реальных возможностей, — говорил Шумахер. — Я поздравляю Мику (Хаккинена) с поулом, но пусть он отпразднует его сегодня, потому что завтра победа будет нашей».

Два McLaren, стоявших на первой линии стартового поля, буквально уехали от своих соперников, и лишь Михаэль едва держался в их темпе. Он собирался броситься в атаку после первой волны дозаправок, но два мотора Mercedes практически одновременно лишили его такой возможности. Шумахер возглавил гонку, и впервые в своей карьере (с десятой попытки) выиграл Гран При Австралии. Вторым финишировал новый партнер Михаэля по команде бразилец Рубенс Баррикелло.

Битву за поул-позишн Гран При Бразилии Михаэль вновь проиграл. Всю пятницу и субботу механики колдовали над машиной номер «3», но ее управляемость по-прежнему оставляла желать лучшего. Шумахер даже попробовал настройки Баррикелло, поехал быстрее, но вылетел с трассы. Третье место на стартовой решетке в этой ситуации выглядело не таким уж плохим, но чтобы отыграться в гонке, необходимо было предпринимать на какие-то отчаянные меры. Шумахер, Браун и Тодт уединились в моторхоуме Ferrari…

Красные огни стартового светофора едва погасли, а Михаэль, воспользовавшись небольшой пробуксовкой McLaren Култхарда, уже навязывал борьбу возглавившему гонку Хаккинену. Преимущество Ferrari в скорости было заметно невооруженным глазом, но Красный Барон почему-то не торопился с обгоном. «Я мог сразу пройти Мику, но не хотел этого делать, — объяснял потом Михаэль. — Слишком велико было наслаждение от борьбы с действующим чемпионом мира. Давно такого небыло».

Удовольствие удовольствием, но задачи перед лидером чемпионата стояли совсем иные, поэтому в начале второго круга Шумахер вышел в лидеры, круг за кругом наращивая отрыв от преследователей. В районе первой трети дистанции разница между Шумахером и Хаккиненом составляла 20 секунд, и Михаэль поехал в боксы. Тогда-то и стал окончательно ясен замысел Ferrari – две дозаправки против одной у McLaren. Стратегия спорная, но раз уж в Ferrari решились ее использовать, значит, основания на то были вескими.

Первая часть плана Ferrari удалась блестяще. Но выехал из боксов Михаэль на третьем месте, позади Баррикелло и, самое главное, – в 6,6 секундах позади Хаккинена. Теперь немцу кровь из носу надо было сократить отставание от McLaren до минимума. Но разрыв не сокращался. Более того, он рос: 22-й круг – 7 секунд, 25-й – 8, 26-й – 9, 27-й – уже 11! «Шина провернулась на ободе, – объяснял позже Михаэль. – Это привело к возникновению вибрации. Ехать стало труднее».

К 29-му кругу Хаккинен нарастил свое преимущество до вполне комфортных 12,7 секунд. Впереди соперников ждали еще по одной дозаправке и финн, если ничего не произойдет, скорее всего, выигрывал эту гонку. Но…

На 30-м круге Мика направляется в боксы. Никаких внешних признаков катастрофы не видно, но упавшее давление в системе смазки двигателя сделало дальнейшее участие финна в гонке невозможным. На этом борьба за Гран При Бразилии, по существу, закончилась. Култхард, мучившийся с барахлившей коробкой передач, сделать ничего не смог, а после финиша и вовсе был дисквалифицирован.

«Веселая гонка!», — подытожил Шумахер. И радоваться действительно было чему: после двух Гран При в активе Михаэля был 100%-ый результат, у пилотов McLaren — нулевой.

Еще месяц назад многие сомневались, что Ferrari удастся начать европейскую часть сезона лидером, но, когда менее чем за минуту до окончания квалификации Гран При Сан-Марино Шумахер улучшил время Хаккинена на 0,025 секунды, тиффози на трибунах автодрома имени Энцо и Дино Феррари восторженно взревели, предвкушая продолжение успешной серии. Но прошло всего 15 секунд, и безудержное веселье превратилось в томительное ожидание: на свой последний быстрый круг ушел действующий чемпион мира.

На первом секторе финн показал лишь третье время, после второго проигрывал Шумахеру почти десятую. До финиша Мике оставалось преодолеть еще две шиканы и красный от тысяч флагов Ferrari поворот Rivazza. Казалось, что поул уже в кармане Красного Барона, но едва серебристый McLaren нырнул в финишный створ, на мониторе застыли невероятные цифры: «–0,091».

Михаэль, как и сотни тысяч фанатов Ferrari, был разочарован. «Я очень недоволен собой, потому что допустил грубейшую ошибку в Rivazza во время своей третьей попытки, когда, судя по показаниям телеметрии, шел с превышением на 0,4 секунды. Сегодня я легко мог бы оказаться на поул-позишн, и очень хотел сделать это для тиффози, но сам все испортил», – сокрушался Шумахер. Лидер Ferrari не стал пояснять, в чем именно заключалась его ошибка, но если верить неофициальной информации, немец случайно нажал кнопку ограничителя скорости.

Тем не менее, делая прогноз на предстоящую гонку, Красный Барон был оптимистичен, поскольку знал, что выбрал более жесткий нежели Хаккинен тип резины.

На старте Шумахер немного замешкался, едва не пропустив вперед Баррикелло и Култхарда, но все же удержал вторую позицию. Хаккинен лидировал, однако, висящий на хвосте Михаэль спокойной гонки не обещал.

Первая волна дозаправок не внесла в положение претендентов на победу ровным счетом никаких изменений, зато вторая заставила тиффози взреветь от радости. Шумахер на четыре круга пересидел Хаккинена на трассе и вышел в лидеры, в то время как финн боролся с собственным автомобилем, под который, по словам самого Мики, попал какой-то металлический предмет, повредивший днище и нарушивший аэродинамику.

«Вчера я извинился перед тиффози и сказал, что в воскресенье постараюсь выступить лучше. Мы выиграли, и, судя по тому, что я вижу на улице, теперь все довольны», – сказал Шумахер после гонки, глядя в окно пресс-центра.

Обласканные солнцем итальянские болельщики наслаждались победой своего кумира, а вот апрельский Сильверстоун встретил Формулу-1 дождем, грязью и многокилометровыми пробками, испортившими настроение не только болельщикам, но и обитателям паддока. «Честное слово, не вовремя мы сюда приехали. Не только сыро, но еще и очень холодно», — жаловался Шумахер.

Погоду, особенно в Британии, не выбирают, поэтому единственным выходом из ситуации оставалось работать над настройками и утюжить трассу в поисках оптимального баланса. К сожалению, для Красного Барона уик-энд не задался с самого начала, как, впрочем, и для пилотов McLaren. Непредсказуемая квалификация отодвинула претендентов на победу на несколько позиций назад относительно поул-позишн, которая, к слову, досталась Рубенсу Баррикелло.

Стартовав пятым, на старте Шумахер откатился на восьмую позицию, пропусти вперед Баттона, Вильнева и собственного брата Ральфа. Правда, уже к середине гонки все стало на свои места – не блиставшие доселе соперники избрали тактику трех дозаправок против двух для McLaren и Ferrari. Култхард, Хаккинен и Шумахер возглавили пелетон. Впрочем, в том же порядке они и финишировали.

«На самом деле я хорошо стартовал, — комментировал гонку Шумахер. — Передо мной был выбор — атаковать в середине трассы или пытаться обгонять по внешней стороне. Я выбрал второй вариант и попал двумя колесами на мокрую после дождя траву. Большую часть гонки я провел на восьмом месте, думая о том, как все может закончиться, и сколько очков я могу потерять. Ситуацию мог спасти Рубенс, но он сошел. В любом случае, я доволен сегодняшним результатом».

Все тренировки и квалификацию Гран При Испании Шумахер провел в приподнятом настроении. Его Ferrari чувствовала себя великолепно, стабильно опережая «Серебряные стрелы», которые, как правило, очень сильны в Барселоне. Тем не менее, первый поул в сезоне легко достался Красному Барону.

«Не вижу повода для волнений. Обогнать здесь невозможно», — уверял Михаэль. А вот занявший второе место Хаккинен придерживался несколько иного мнения. «Главное, не место на старте, а правильная стратегия», — сказал финн, и, как показала гонка, оказался прав.

Великолепно стартовав, Шумахер возглавил пелетон, в то время как Хаккинен вынужден был сражаться за вторую позицию с отлично стартовавшим Ральфом Шумахером. Отбив атаки пилота Williams, финн устремился в погоню за лидером, однако, приблизиться на дистанцию атаки не мог.

Очевидно, скорость лидеров гонки была равной, поэтому решающим фактором в борьбе за победу должна была стать тактика. И именно здесь в Ferrari просчитались, «обув» Шумахера в более мягкий тип шин. Не сумев пересидеть финна, Красный Барон свернул на пит-лейн. Бригада механиков работала как всегда слажено, но, в какой-то момент, рука держащего «алебарду» Федерико Угоццини дрогнула, Михаэль нажал на педаль «газа», хорошенько швырнув главного механика Найджела Степни, заправлявшего Ferrari. К счастью, разбрызгавшееся топливо не привело к пожару, а вот бедолага Степни направился прямиком в медицинский центр, где врачи констатировали перелом берцовой кости.

Несмотря на этот неприятный эпизод, Шумахер сумел сохранить лидерство, однако на втором пит-стопе его ждал очередной «сюрприз»: сменивший Степни неопытный итальянец Андреа Виккари не смог с первой попытки вставить заправочный шланг в горловину бака, вынудив Шумахера простоять на пит-лейн 17,5 секунд. «Мы не знали точно, сколько бензина попало в бак во время первой дозаправки, поэтому на втором пит-стопе мне залили топлива с запасом, а это, как вы понимаете, не прибавило мне скорости», – рассказывал Михаэль.

Естественно, лидерство в гонке досталось Хаккинену, и на этом неудачи Шумахера могли бы закончиться, но, по странному стечению обстоятельств, немцу досталась бракованная правая задняя покрышка, катастрофически терявшая давление. Этим без промедления воспользовался Дэвид Култхард, а спустя круг в диффузор алого болида уткнулся и Williams Ральфа Шумахера, на которого, в свою очередь, наседал Баррикелло.

На 50-м круге Ральф бросился в атаку. Сдувшаяся покрышка не давала Михаэлю возможности поддерживать высокую скорость, но и отдавать третью позицию без боя он не хотел. Два поворота братья прошли бок о бок, в какой-то момент даже коснулись друг друга, а победителем этой дуэли неожиданно оказался Баррикелло, сунувший нос своей Ferrari в едва образовавшееся свободное пространство.

Пропустив Ральфа и Рубенса, Михаэль тут же свернул в боксы менять злосчастную резину. К Ferrari вернулась прежняя прыть, и, несмотря на дополнительный заезд в боксы, пятое место немец все же сохранил: Баттон и Френтцен были слишком далеко.

После пяти гонок в активе Шумахера было 36 очков, в то время как Хаккинен сумел набрать только 22, но, глядя на постепенное избавление McLaren от технических неурядиц, многие предрекали, что в самое ближайшее время инициатива в борьбе за титул перейдет к финну. Мика тоже на это надеялся, и делал все возможное, чтобы выиграть гонку на Нюрбургринге. Стартовав с третьей позиции, Хаккинен одним маневром обошел Шумахера и Култхарда, возглавил гонку и начал было создавать отрыв, но уже на одиннадцатом круге все его планы рухнули: с каждой каплей дождя, упавшей на Нюрбургринг, Ferrari Красного Барона чувствовала себя все лучше и лучше, поэтому догнать и обогнать финна Шумахеру было не сложно.

«Критический момент гонки наступил, когда усилился дождь и пришлось менять псевдослики на дождевые шины, — рассказывал Шумахер. – Никто из лидеров не хотел рисковать первым. Но, когда некоторые гонщики поменяли резину и мы увидели, что они поехали быстрее, мы тоже остановились. Решение было верным, оно принесло мне победу, поэтому я хотел бы поблагодарить каждого члена нашей команды. Сегодня особенный день, ведь я впервые выиграл в Германии на Ferrari».

Особенным для Михаэля мог стать и Гран При Монако. Добудь он в воскресенье пятую победу в княжестве, сравнялся бы по этому показателю с Грэмом Хиллом, а там и до «вечного» рекорда Айртона Сенны с его шестью победами рукой подать. Но право это нужно еще заслужить, поэтому, пока соперники загорали на пляже и участвовали в светских раутах, Красный Барон работал. Рано утром в пятницу (традиционно выходной для Гран При Монако день) он отправился во Фиорано, где до двух часов дня отрабатывал старт и намотал 42 километра, обкатывая запасную машину Рубенса Баррикелло, и только вечером выделил время для посещения торжественного княжеского приема.

Второе время в субботней тренировке вселяло в Красного Барона уверенность, что в квалификации он сможет дать бой двум «Серебряным стрелам». На деле же оказалось, что бороться за поул Шумахеру пришлось не с Хаккиненом и Култхардом, а неожиданно «выстрелившим» Ярно Трулли (Jordan), поставившим на свой болид самый мягкий тип покрышек. Михаэль сумел опередить итальянца на 0,271 секунды, выжав максимум из автомобиля и себя самого, но породил опасения за техническое состояние своего автомобиля – несколько раз по ходу круга немец потерся о металлические отбойники.

«Мне кажется, что отбойники пора перекрашивать… вот я и занялся этим, – отшутился Михаэль на пресс-конференции. – На самом деле, это Дэвид (Култхард) сказал мне, что я слишком близко подъехал к отбойникам. Сам я этого не видел. В первой попытке машина была не очень хорошо сбалансирована, и я действительно дважды, в Portier и у бассейна, прошел впритирку с отбойниками. Но у меня не было времени смотреть в зеркала. Возможно, я и «поцеловал» их. В любом случае контакт был не сильным, поскольку я даже ничего не почувствовал».

В то время как Шумахер подбирал ключи к поул-позишн, Мика Хаккинен боролся за попадание на хоть сколь-нибудь приличное место. Невезение финна в квалификации поражает – пять попыток двукратного чемпиона мира оказались испорченными авариями и техническими проблемами соперников, и только шестая принесла пятое время.

Такое положение дел давало Шумахеру гарантии безопасности на старте, и пока «Серебряные стрелы» предпринимали безнадежные попытки обойти пилотов Jordan, Михаэль наращивал свое преимущество. Победа, казалось, уже в кармане Красного Барона, однако, в конце 55-го круга, на выходе из последнего поворота, правое переднее колесо Ferrari немца беспомощно провисло над асфальтом. Лидер гонки тут же свернул на пит-лейн, но люди в красных комбинезонах, осмотрев машину, лишь беспомощно развели руками – починить подвеску в условиях гонки невозможно.

Победа в княжестве досталась Дэвиду Култхарду. Шотландца так воодушевил этот успех, что уже в Монреале он возглавил протокол пятничных и субботних тренировок, оба раза опередив Шумахера. Михаэль, правда, не сильно переживал по этому поводу, и уже в квалификации ответил пилоту McLaren лучшим временем уик-энда, завоевав очередной поул.

Кстати, о поул-позишн. Гоночные журналисты подметили, что уже двенадцать гонок подряд победитель квалификации не может подняться на высшую ступень подиума в гонке. Естественно, пишущая братия не поленилась спросить Шумахера о том, что он думает по этому поводу. «Когда вокруг так много говорят об этом, в голову лезут всякие мысли, – признался немец. – Но после старта все это перестает существовать».

Действительно, с первых метров дистанции Гран При Канады у Красного Барона были совсем иные заботы. Его лидерству угрожал Култхард, буквально висевший на заднем антикрыле Ferrari. Шотландец атаковал изо всех сил, но было уже поздно – вскоре после старта стюарды гонки наказали Дэвида 10-секундной остановкой в боксах за то, что механики продолжали обслуживать его автомобиль после сигнала 15-секундной готовности к старту прогревочного круга.

Отбыв штраф, Култхард очутился на 10-м месте, а на второе вышел любимец местной публики и бывший соперник Шумахера Жак Вильнев. Канадец возглавлял группу машин, состоящую из Баррикелло, Хаккинена и Педро де ла Росы. Последний был особенно активен, провоцируя Рубенса и Мику на более жесткие действия относительно Вильнева. Сложность заключалась в том, что обогнать в Монреале почти так же сложно, как и в Монако, но когда на трассу упали первые капли дождя, BAR канадца стал терять скорость, чем незамедлительно воспользовались его преследователи.

К тому времени Шумахер был уже далеко впереди, а, учитывая то обстоятельство, что на вторую позицию вышел Баррикелло, можно было предположить, что оставшаяся часть дистанции станет для Михаэля легкой прогулкой. Возможно, так бы оно и произошло, если бы речь шла не о Формуле-1. Лидер Ferrari серьезно снизил темп, при этом телеметрия с его автомобиля не выявила каких-либо проблем. На 34-м круге Михаэля для перестраховки позвали на пит-стоп. Механики бегло оглядели заднюю часть болида и снова выпустили немца на трассу. Естественно, Рубенс за это время успел возглавить гонку. Более того, в тяжелой машине с неизвестной  неисправностью Шумахер не мог поддерживать тем бразильца, и уже к 41-му кругу его догнал Хаккинен.

Дабы не терять время, финн отправился в боксы, а через несколько кругов его примеру последовал и Баррикелло, вернув Шумахеру лидерство. А легкий моросящий дождик, тем временем, обернулся ливнем, за считанные минуты превратившим асфальт автодрома имени Жиля Вильнева в одну сплошную лужу.

Пит-лейн почти мгновенно наполнился пилотами, жаждущими поскорее поставить на свои болиды дождевую резину. Не стали исключением и Шумахер с Баррикелло, подъехавшие к боксам Ferrari с разницей в несколько секунд. Результат: немец вернулся в гонку лидером, а бразилец, простояв 46 секунд, уступил свою вторую позицию Физикелле. Правда, итальянец вскоре ошибся, дав Рубенсу возможность реабилитироваться.

Между тем, проблема с машиной Михаэля по-прежнему оставалась неопределенной, поэтому, в целях безопасности, немец не стал испытывать судьбу, и под надежным прикрытием Баррикелло пересек линию финиша первым, разрушив «проклятие поул-позишн».

После Гран При Канады Шумахер возглавлял чемпионат, опережая Дэвида Култхарда на 22, а Мику Хаккинена на 23 очка, хотя единственным своим соперником за титул считал именно финна. «Да, у меня очень комфортное преимущество, а Мика испытывает определенные трудности, но я уверен, что его полоса невезения скоро закончиться, — пояснял Михаэль. – Мика – единственный, кого я опасаюсь».

Не изменила мнения Красного Барона даже победа Култхарда во Франции. Дэвид не только одолел обоих гонщиков Ferrari в непосредственном единоборстве (Шумахер серьезно ошибся с настройками болида, а вскоре и покинул гонку из-за сгоревшего двигателя), но еще и умудрился в процессе обгона показать Шумахеру неприличный жест, за который потом пришлось извиняться.

Хаккинен в Маньи-Кур финишировал вторым, зато уже в Австрии не оставил соперникам ни единого шанса. То, чего так опасался Михаэль, произошло – Мика вернулся!

Что до Шумахера, то его неприятности только начинались: в Австрии он закончил гонку в первом повороте, став жертвой спешившего куда-то Рикардо Зонты, в Германии оказался в той же ситуации, только в роли выбивающего теперь был Физикелла, а в Венгрии не смог ничего противопоставить скорости Хаккинена, выигравшего гонку, что называется «без вариантов».

Все эти злоключения Красного Барона привели к тому,  что впервые с начала сезона и он, и Ferrari потеряли лидерство. Хаккинен возглавил чемпионат, хотя еще четыре гонки назад проигрывал Михаэлю 24 очка.

«Тогда мы подумали, что упустили и этот сезон, – вспоминает технический директор Ferrari Браун. – Что-то мы делали не так, слишком сильно старались. И тогда мы изменили подход, стали действовать проще, сделали шаг назад, отказались от сложных решений, и все снова стало получаться»

До конца чемпионата оставалось еще пять гонок, ближайшей из которых значилась Спа – традиционно успешное, если не святое для Михаэля место. Но и здесь судьба сыграла с ним злую шутку. Стартовав с четвертой позиции, Шумахер прорвался на вторую, а после разворота Хаккинена и на первую, но после пит-стопа McLaren Хаккинена словно воспарил над трассой. Мика легко догнал Михаэля, и за четыре круга до финиша решился на головокружительный обгон перед поворотом Les Combes.

«Мика предпринял действительно неожиданный маневр, но, честно говоря, если бы он не обогнал меня тогда, он все равно бы сделал это через круг или два. Просто он был быстрее», — грустно констатировал Шумахер.

Неудачи Красного Барона следовали одна за другой. После Канады он не выиграл ни единой гонки, в то время как поймавший птицу счастья за хвост Хаккинен был явно на подъеме. Его преимущество выросло до шести очков и, судя по результатам тестов в Монце, могло еще увеличиться.

Прогнозы прогнозами, а в пятницу и субботу Ferrari имела пусть и небольшое, но преимущество. Михаэль выиграл все тренировки и квалификацию, в то время как Хаккинен показал только третий результат, уступив второй Ferrari Рубенса Баррикелло всего 0,170 секунды.

«Это была странная квалификация, – подытожил Михаэль. – Мы так и не смогли использовать весь потенциал наших машин, но и этого оказалось достаточно. Главное теперь – хорошо стартовать».

Шумахер стартовал великолепно и к первому повороту легко защитил свое лидерство от атак Хаккинена, а вот Баррикелло старт провалил, выпустив вперед оба McLaren и Трулли. Учитывая скорость Ferrari в этот уик-энд, Рубенс наверняка бы вскоре отыгрался. Более того, он тут же насел на Ярно, пытаясь обойти его перед Della Roggia, и в этот самый момент, находившийся немного позади Френтцен, не рассчитав с торможением, пнул машину итальянца. Последовала цепная реакция, охватившая едва ли не половину пелетона. И все бы закончилось хорошо, если бы не оторвавшееся от Arrows Педро де ла Росы колесо, угодившее в голову 30-летнего пожарного-добровольца Паоло Джислимберти. Через несколько часов, не приходя в сознание, итальянец скончался.

О случившемся стало известно только ближе к вечеру, поэтому, с уходом с трассы автомобиля безопасности, гонка возобновилась. Шумахер, не смотря на незначительный отрыв от Хаккинена, до самого финиша уверенно контролировал ход гонки и выиграл ее, сократив отставание в чемпионате до двух очков.

Autodromo Nazionale di Monza превратился в красное от  флагов Ferrari море. Совершив на подиуме свой традиционный прыжок и отпив победного шампанского, Красный Барон в компании Хаккинена и Ральфа Шумахера отправился на пресс-конференцию.

Вопрос: Поздравляем вас с шестой победой в сезоне. Вы смогли выиграть гонку на домашней для Ferrari трассе и, должно быть, довольны?

Михаэль Шумахер: Доволен? У меня нет слов, чтобы описать свои чувства. Я счастлив! И ужасно устал…

Вопрос: Вы можете не знать, но это ваша 41-я победа, благодаря которой вы сравнялись с Айртоном Сенной по числу выигранных гонок. Это что-то значит для вас?

Михаэль Шумахер: Да, это многое значит…

Задавая этот вопрос, ведущий пресс-конференции рассчитывал на долгий, обстоятельный ответ рассудительного победителя. В этом спорте так принято, потому что болельщики и спонсоры хотят видеть гонщика героем, но иногда наступает момент, когда простые человеческие эмоции уже невозможно скрыть.

Последние три месяца нервы Шумахера были на пределе. Он тщательно скрывал это на публике, но люди к нему близкие уверяют, что вне поля зрения объективов Михаэлю было тяжело. Год от года давление на него все возрастало, и вот, когда сезон начался так успешно и столь заветный титул, казалось, уже в кармане его красного комбинезона, ситуация снова вышла из-под контроля. Он потерял лидерство, он снова подвергся жесткой критике беспощадной итальянской прессы, и если бы не выиграл в Монце, его бы просто раздавили. Но он сделал это. Сделал не благодаря, а вопреки обстоятельствам, но людей почему-то волновала какая-то глупая статистика, сравнения с Сенной.

На тот вопрос ведущего Шумахер так и не ответил. Он просто разрыдался, и ему было плевать, что миллионы зрителей видят это. Странно, но на корректность журналистов это никак не повлияло.

Вопрос: Мы поняли, что сегодняшняя победа — очень эмоциональна для вас. Не можете сказать, почему?

Михаэль Шумахер: Спросите меня о чем-нибудь другом, пожалуйста.

Вопрос: Вы не ответили на вопрос о Сенне…

Михаэль Шумахер: Мне кажется, что в некоторые моменты я могу не отвечать на все ваши вопросы.

Увидев страдания Красного Барона, Фортуна, видимо, сжалилась над ним. На только что построенном внутри знаменитой «Старой кирпичницы» кольце, в американском Индианаполисе, она подарила ему поул-позишн, а вместе с ней и новые надежды.

Старт на мокрой после утреннего дождя трассе Шумахер проиграл и выиграл одновременно, поскольку захвативший лидерство Култхард совершил фатальную для себя ошибку, утопив педаль акселератора на мгновение раньше положенного, за что очень скоро получил справедливый штраф «stop-&-go». Однако, перед тем как оставить борьбу за победу, Дэвид решил поиграть в командную тактику, демонстративно блокируя Шумахера, дабы ехавший третьим Хаккинен смог навязать Михаэлю борьбу. Мика действительно повис на хвосте Ferrari, вот только попытки шотландца были настолько неуклюжими, что Михаэль достаточно жестким маневром обошел пилота McLaren.

Трасса тем временем подсыхала, вынуждая гонщиков менять шины на псевдослик. Шумахер сделал это одним из последних и буквально через несколько кругов стало очевидно, что преимущество Красного Барона тает на глазах. Хаккинен стремительно сокращал отрыв, а виной всему стали настройки болида, которые, как и в Бельгии, были сделаны с расчетом на ухудшение погодных условий.

В том, что Шумахер не сумеет удержать лидерство, не сомневался, пожалуй, никто, но в тот момент, когда Мика отыграл семь с половиной из десяти с лишним секунд своего отставания, из-под капота его McLaren показалось пламя. Для чемпиона мира все было кончено.

«Дэвид очень жестко атаковал меня в начале гонки. Может быть, слишком жестко, ведь он уже не претендует на титул, — говорил Михаэль после финиша. — Но мы знали, что он должен получить штраф, поэтому особо не волновались. Когда же сошел Мика, я слегка расслабился, потерял концентрацию и вылетел на траву. Хвала богу, все обошлось».

Стоит ли говорить, что Михаэль был несказанно рад такой победе. Она снова вывела его в лидеры чемпионата, да еще и с преимуществом в восемь очков. Что это значило? Шумахер, не много, ни мало, получил шанс стать чемпионом мира уже в Японии, где ему достаточно было заработать на два очка больше Хаккинена.

Подготовку к Гран При Японии претенденты на титул организовали по-разному. Хаккинен, например, решил провести время с женой, в то время как Шумахер утюжил асфальт Муджелло и Фиорано, тестируя новые покрышки Bridgestone и некоторые аэродинамические «примочки» разработанные в Маранелло специально для гонки на Сузуке.

Борьба обещала быть напряженной, и началась она еще в четверг, на официальной пресс-конференции FIA. Отвечая на вопрос об отношении к предстоящей гонке, Хаккинен пошутил, что перед каждым поворотом будет тормозить на три метра раньше. Шумахер в долгу не остался:

— Если Мика будет тормозить на три метра раньше, то я – на пять.

— Увижу тебя в гравии… — ухмыльнулся финн.

— Мы будем там вместе.

Шутки шутками, но директор гонки Чарли Уайтинг собрал в пятницу пилотов на брифинг, чтобы сообщить о наказании, которое может последовать за неспортивное поведение на трассе. А что до тренировок, то в первый день уик-энда Шумахер был быстрее всех, опередив Хаккинена на 0,6 секунды.

«Машина была хороша с самого начала, — писал Михаэль в своем дневнике. – Данные тестов прошлой недели подтвердились, хотя я и не ожидал получить такое преимущество перед McLaren.

В ночь с четверга на пятницу я очень плохо спал. Всего час или два. Моя голова была настолько забита мыслями, что я просто не мог выключиться. Думаю, это связано с часто сменой часовых поясов – из Индианаполиса в Италию, потом в Японию…

В тот день все говорили о землетрясении. Ни я, ни Коринна его не почувствовали, но мне стало легче от того, что журналисты переключились на что-то другое, перестав задавать один и тот же глупый вопрос: «Вы нервничаете?»

Когда в субботу утром Шумахер появился в паддоке, по его виду нельзя было сказать, что вторую ночь подряд его мучила бессонница. Он был доволен своей скоростью, не взирая даже на то, что в заключительной перед квалификацией тренировке Мика проехал свой круг немного быстрее. Всего на 139 тысячных, но быстрее.

С началом квалификации режиссер японского Гран При все свое внимание приковал к претендентам на титул, которые внимательно наблюдали за происходящим в мониторы, но покидать боксы не торопились. Первым нарушил молчание Шумахер – 1.36.094. Ответ Хаккинена не заставил себя ждать, но время финна оказалось на 0,074 секунды хуже, зато уже во второй попытке пилот McLaren прибавил, сняв 0,077 секунды с результата Михаэля. Увидев это, немец срывается с места, чтобы проехать круг по Сузуке еще на 0,109 быстрее.

Перед решающей третьей попыткой механики обоих претендентов что-то спешно подкручивали и настраивали, в надежде отыграть еще несколько сотых, но в этой квалификации все решили тысячные. Хаккинену удался великолепный круг, Шумахеру – феноменальный. С преимуществом 0,009 секунды Красный Барон взял архиважный для себя поул.

«Квалификация была захватывающей, — продолжает описывать события того уик-энда Михаэль. – Мы с Микой постоянно подталкивали друг друга к более высокому результату, и я в этой дуэли победил. Настроение было хорошее, хотя ближе к вечеру, после всех пресс-конференций, по паддоку и в прессе поползи идиотские слухи о том, что мы, якобы, использовали трэкшн-котроль, а значит, кто-то может подать протест. Потом Рон Деннис выразил недовольство тем, что среди судей Гран При Японии был итальянец…»

Опасения Шумахера, к счастью, не подтвердились. Слухи остались слухами, зато предсказания синоптиков относительно дождя во время гонки, похоже, начинали сбываться. Первые капли упали на асфальт Сузуки незадолго до старта, а в Маранелло в это время шел сильный дождь, не помешавший тысячам преданных болельщиков Ferrari с замиранием сердца следить за происходящим в Японии по большим мониторам, установленным на городской площади.

«Едва тронувшись с места, я сорвал колеса в пробуксовку. Я попробовал сместиться в сторону и защитить свою позицию, но Мика был уже там, и мне пришлось его пропустить», — эти слова принадлежат Михаэлю Шумахеру, к разочарованию тиффози, проигравшему Хаккинену старт. Возглавив гонку, финн стал потихоньку уходить в отрыв, проходя свои круги на 0,1–0,2 секунды быстрее немца.

После первой серии дозаправок положение лидеров не изменилось. Хаккинен по-прежнему был впереди, продолжая ехать чуточку быстрее, но наступил момент, когда Мике, а потом и Михаэлю, пришлось обгонять круговых. К чести аутсайдеров, они всеми силами старались не мешать борьбе лидеров, но финн все же тратил на обгоны чуть больше времени, поэтому к 32-му кругу его отрыв от Шумахера сократился до жалких 0,7 секунды. И в это время над Сузукой снова заморосил дождь…

Чтобы не потерять еще больше, Хаккинен кинулся в боксы, в надежде отыграться на чистой трассе, пока Михаэль увязнет в круговых, однако, к удивлению командного мостика McLaren, алая Ferrari каждый раз проезжала мимо въезда на пит-лейн.

Тактический гений Росса Брауна не раз приносил Скудерии успех. Его смелые идеи позволяли итальянской команде выигрывать гонки, которые в глазах окружающий казались уже безнадежно потерянными. Но… При всем уважении к Россу, в успехе его планов есть один обязательный фактор – Михаэль Шумахер. Только этот гонщик мог сделать все, о чем просил его Браун.

Продержавшись на трассе на четыре круга дольше Хаккинена, Красный Барон свернул-таки на пит-лейн. «Я думал, что этого не хватит, потому что пришлось обгонять две машины. Потом стало очень скользко, и меня водило по трассе. Но Росс следил за Микой и говорил по радио: «Отлично, все отлично…» Я ждал, что вот-вот он скажет, что «все плохо». Но когда выехал на трассу, и он сказал «все отлично, черт возьми», понял, что лидирую. Мое сердце едва не выпрыгнуло из груди. Я – чемпион мира в Ferrari!» – ликовал Шумахер. Что уж говорить об итальянцах, многие из которых просто расплакались, глядя на то, как Михаэль приносит Ferrari такую долгожданную победу.

Перед вторым пит-стопом Шумахера священник местной католической церкви дон Альберто Бернардони начал читать мессу, прося Бога даровать Ferrari победу. И Господь услышал его!

«Момент пересечения линии финиша был просто фантастическим, — продолжает Михаэль. – До этого момента я не позволял себе радоваться, потому что хотел быть абсолютно уверенным в том, что выиграю гонку. А то, что происходило потом, просто неописуемо. Меня часто спрашивали, что я испытывал в тот момент, и ни разу я не смог подобрать правильные слова. Я искренне полагаю, что есть вещи, которые невозможно передать словами. Я был настолько счастлив, что не знал, что с этим счастьем делать. Мне даже показалось, что я попал в какую-то ловушку.

Финишировав, я стал так сильно стучать по рулю, что механики начали беспокоиться о его работоспособности, но я не мог себя сдерживать. После стольких лет разочарований я, наконец, сделал это. Я подарил этот титул Ferrari.

Момент, когда я вылез из машины в закрытом парке, тоже незабываем. Там были все члены команды. Их лица светились от радости, и мне очень хотелось обнять каждого. Слава Богу, там была и Коринна. А как приятна была церемония награждения? Люди внизу прыгали, кричали  и пели.

Оглядываясь назад, я должен сказать, что эта гонка была чем-то очень особенным для меня. Не только потому, что принесла мне титул. Она была великолепна сама по себе. Сезон получился захватывающим, но здесь, на Сузуке, я мчался из всех сил. Мика был фантастически быстр, подталкивал меня к самому пределу. Выигрывать такие гонки очень приятно».

Поздним вечером 8 октября 2000 года паддок Сузуки гудел как улей. Шампанское, белое и красное вино лилось рекой. Это был вечер «красных». Вечер, который они заслужили. А утром снова стало тихо. Рутинная работа вернулась, ведь впереди была еще одна, заключительная гонка чемпионата в Малайзии.

«Я только что провел замечательные дни на одном прекрасном острове, – рассказывал Шумахер, прилетев в Куала-Лумпур. – Только я и Коринна. Жена была очень довольна, она никогда не видела меня таким. Я не тренировался 3–4 часа в день, я вообще ничего не делал, только валялся на пляже, загорал и даже пару книжек прочитал. Это для меня огромное достижение!»

Услышав эти слова, Герхард Бергер не смог удержаться от комментариев: «Удивительно! Он читал книжки, он валялся на пляже, он не тренировался. Да я всю жизнь так делал! Возможно, поэтому и не стал чемпионом мира…»

Что до гонки на Сепанге, рассказывать о ней подробно нет никакого смысла. Шумахер с легкостью чемпиона взял поул и выиграл гонку, что вкупе со вторым местом Баррикелло принесло Ferrari еще и Кубок Конструкторов.

Продолжение следует…