Михаэль Шумахер. Глава 13. Победа в черном одеянии

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (оценок: 2, средняя: 5,00 из 5)
Загрузка...
Михаэль Шумахер

В тот день Михаэль не отвечал на вопросы. Он не хотел видеть перед собой этих навязчивых репортеров, потому что мысли его было далеко от Имолы и Формулы-1. Он вообще не знал, стоит ли ему сегодня стартовать в гонке…

10 апреля 2003 года Элизабет Шумахер неожиданно упала в обморок. В коматозном состоянии 55-летнюю женщину доставили в университетскую клинику Кельна, где врачи констатировали кровоизлияние в мозг. Потребовалась срочная операция, результаты которой не мог предсказать никто, поэтому, дабы избежать осложнений, медики решили оставить Элизабет в состоянии искусственной комы.

«Ее состояние стабилизировалось, но мы все еще очень волнуемся за нее, — сказал накануне Гран При Сан-Марино Ральф Шумахер. – Мы поддерживаем постоянною связь с врачами и отцом, который остался в Кельне, а о гонках сейчас, честно говоря, думать не хочется».

Через 45 минут после окончания квалификации пришло известие, что состояние Элизабет резко ухудшилось. Михаэль и Ральф, в сопровождении своих жен, сели в черную Maserati 3200 GT и отправились в аэропорт Болоньи, где их уже ждал готовый к вылету в Кельн самолет Ральфа.

Несколько часов у кровати все еще находящейся в коме матери никак не способствовали восстановлению душевного равновесия. Врачи ничего не говорили. Ни Ральф, ни Михаэль ничем помочь тем более не могли, поэтому, как бы ни хотелось остаться в Кельне, братьям необходимо было вернуться в Италию. Надежда все еще оставалась, но Небеса распорядились по-другому: рано утром в воскресенье Элизабет скончалась.

Никто не может знать, что происходило с братьями в то утро, но ровно в 9.30 в сопровождении Коринны на автодроме появился Михаэль, а спустя еще 40 минут – Ральф и Кора. Несмотря ни на что, они решили стартовать в гонке.

«Мы в команде даже не обсуждали это, — говорит технический директор Ferrari Росс Браун. – Михаэль принял решение самостоятельно, и мы благодарные ему за это, хотя у него была возможность отказаться».

На стартовой решетке, скрываясь от бесцеремонных и наглых фотографов, Михаэль не вылезал из своей машины. Он старался держаться, но находившиеся рядом механики видели, как глаза Красного Барона то и дело наполнялись слезами. Кое-кто даже подходил к Россу Брауну с просьбой остановить Михаэля, ибо летать по трассе со скоростью 300 км/час в таком состоянии опасно. Но Михаэль справился. Более того, он выиграл гонку, финишировав впереди своего брата Ральфа.

Сразу после церемонии награждения братья поспешили уехать подальше от шумного автодрома имени Энцо и Дино Феррари. Благо, FIA дала им возможность не участвовать в официальных мероприятиях, но разговоры о двусмысленном поступке Шумахеров не утихали в паддоке до самого вечера.

«Михаэль не хотел стартовать два года назад в Монце после событий 11 сентября, когда погибло три тысячи незнакомых ему людей, так почему же он так легко решился выйти на старт после того, как умерла его родная мать?», — недоумевал Хуан-Пабло Монтойя.

Критиков, как всегда, было много, но их жалкие реплики тонули в высказываниях тех, кто по-настоящему знает цену жизни. Тех, кто повидал не мало на своем веку и хорошо понимает, чего стоит Шумахерам их профессиональный подвиг.

«Михаэль точно знает, ради кого он победил сегодня, — заявил Герхард Бергер, потерявший в 1997 году отца, но переборовший свое горе и ставший победителем Гран При Германии. – Безусловно, это один из самых печальных дней в его жизни, но здорово, что он сумел посвятить победу своей матери, так же как я когда-то посвятил свою победу отцу. Верхняя ступень подиума – именно то место, где наши родители больше всего хотели бы нас видеть».

«Я вышел на старт, потому что уверен — мама хотела бы, чтобы я выступил в этой гонке, говорил Михаэль несколько дней спустя. – Она любила смотреть, как мы гонялись на картах, и приходила на все мои детские гонки. Родители всегда поддерживали нас и сделали все, чтобы мы могли заниматься этим спортом. Именно они заложили фундамент наших успехов. И эту победу я хочу посвятить маме».

Смерть матери наложила серьезный отпечаток на мироощущение Михаэля, но личная драма гонщика не может остановить стремительно набирающий обороты чемпионат мира, начало которого сложилось для Шумахера не лучшим образом: четвертый в Австралии, шестой в Малайзии, авария в Бразилии…

Конкуренты приободрились. «Я всегда говорил, что под давлением Шумахер совершает ошибки», — язвил пилот McLaren Дэвид Култхард. Но лидерство в личном зачете принадлежало не ему, а молодому и дерзкому финскому гонщику Кими Райкконену, сменившему в команде из Уокинга Мику Хаккинена.

«Шуми больше не является властелином Формулы-1», — поспешно пророчествует La Republica. Да, Красный Барон уступает финну 18 очков после всего трех гонок, но тот, кто знает Михаэля, не спешит с выводами. К тому же, к Гран При Испании Ferrari все-таки подготовила новую машину – F2003-GA, дебют которой из-за «детских болезней» постоянно откладывался.

«Красная акула», как прозвали новинку Ferrari в немецкой прессе, позволила Красному Барону одолеть всех своих соперников в Барселоне, Шпильберге (не помешало даже небольшое возгорание в боксах) и Монреале. И вот, Михаэль уже лидирует в чемпионате с преимуществом в три очка.

В приподнятом настроении Красный Барон отправился на Нюрбургринг. Там, на родной земле, он хотел укрепить свое лидерство, но «Красная акула» оказалась не так хороша, как хотелось пятикратному чемпиону мира. Да и сам Михаэль ошибся в квалификации, отдав поул Райкконену.

«Я заблокировал колесо при прохождении одного из поворотов и, возможно, именно из-за этого упустил поул-позишн, — признался потом Шумахер. — Однако, как мне кажется, с точки зрения стратегии мы в более выигрышном положении».

На старте немец проиграл одну позицию своему младшему брату Ральфу, однако, сход Кими Райкконена гарантировал пилоту Ferrari сохранение лидерства в личном зачете. Все что оставалось делать – давить на Williams Ральфа и попытаться переиграть его за счет стратегии.

Шумахер-младший проходил свои круги очень стабильно, не позволяя Михаэлю приблизиться на дистанцию атаки. А когда в зеркалах Ferrari появился второй Williams Хуана-Пабло Монтойи, Ральф и вовсе успокоился — обороняться теперь пришлось Михаэлю.

На 43-м круге сражение немца с колумбийцем достигло апогея: в шпильке Dunlop автомобили слегка коснулись друг друга, Михаэля занесло и вынесло в гравий. «Еще до этого я заметил, что Рубенс (Баррикелло) широко проходит шпильку и понял, что на внешнем радиусе там тоже хорошее сцепление, — рассказывает Монтойя. — Михаэль был достаточно быстр на прямых, но повороты проходил очень медленно. Я поздно тормозил перед шпилькой, он заблокировал внутренний радиус, я ушел наружу поворота, и между нами произошел контакт. Я оставил ему достаточно места, чтобы он мог пройти поворот. Его развернуло, а я удержался».

На этом гонка для Красного Барона могла и закончиться, если бы не одно «но» — в гравии увязли только задние колеса Ferrari. Более того, двигатель F2003-GA не заглох, поэтому Михаэль, активно жестикулируя руками, стал звать на помощь стюардов, которые и вытолкнули болид немца на трассу. Шумахер продолжил гонку, финишировав пятым, чем спас для чемпионата четыре архиважных очка. Как оказалось, именно они в конце сезона решили исход борьбы за титул в пользу Михаэля. А раз уж так произошло, думаю, справедливо будет назвать имена тех четырех спасителей Красного Барона – Михаэль Просотовиц, Йорг Карл, Марко Ковлак и Франк Интерманн.

Естественно, из этого, казалось бы, неправомерного поступка (посторонняя помощь гонщику на трассе запрещена Регламентом) пресса попыталась раздуть скандал, но FIA отреагировала оперативно, разъяснив, что «Ferrari Михаэля, в том положении, в каком она находилась, представляла собой опасность для остальных участников гонки, а в этом случае помощь стюардов является не только допустимой, но и оправданной».

Перед последней гонкой на японской Сузуке шансы Михаэля на завоевание шестого титула чемпиона  казались более чем убедительными. Единственный, кто мог помешать немцу – Кими Райкконен, но для победы в чемпионате ему была необходима победа в гонке, при условии, что Шумахер не наберет ни единого очка.

Представить себе подобную ситуацию было сложно, но начавшийся под конец субботней квалификации дождь неожиданно спутал все карты. Баррикелло повезло – он выиграл поул-позишн, а вот Михаэль сумел показать лишь 14-е время, в то время как Райкконен расположился на восьмой строчке квалификационного протокола.

Многое теперь зависело от Баррикелло, в задачу которого входило сделать все, чтобы не дать выиграть Райкконену. И Рубенс справился, удержав Кими на второй позиции.

Что же касается Михаэля, то он ринулся в атаку на соперников с первых метров дистанции, да так активно, что сначала сломал переднее антикрыло в столкновении с Такумой Сато, что снова отбросило его в конец пелетона, а потом едва не стал виновником массового столкновения с участием Кристиана да Матты и собственного брата Ральфа. Но со своей «задачей минимум» он все-таки справился, финишировав восьмым и выиграв четвертый подряд и шестой в карьере чемпионский титул.

«Все получилось очень странно, потому что большинство своих чемпионских титулов я завоевал, выигрывая гонку, — сказал после финиша явно утомленный Михаэль. — После того как я сломал переднее антикрыло в начале гонки, мне пришлось все время ехать на пределе. Было не ясно, как поведет себя погода, и как разыграют тактику наши соперники, поэтому я стремился добраться хотя бы до восьмого места.

К счастью, я мог положиться на Рубенса, но, с другой стороны, с машиной может произойти все, что угодно, поэтому я продолжал бороться.

Что касается эпизода с Кристианом и Ральфом, то мне пришлось ударить по тормозам, чтобы не врезаться в да Матту, колеса заблокировались, и на покрышках появились большие плоские зоны. Из-за этого на прямых меня трясло, как на брусчатке, я плохо видел трассу. Да еще и Ральф врезался в меня, я переживал насчет того, что он мог проколоть мне колесо. В общем, под конец меня обуревали самые разные мысли».

После финиша Михаэль назвал только что закончившуюся гонку одной из самых тяжелых в своей карьере. «Я сегодня немного напортачил, – признался немец. – Мне пришлось прорываться из конца пелетона, это была очень, очень странная гонка, и я еще не пришел в себя, не осознал всего. Я разделяю чувства команды, но со своими чувствами пока не разобрался. Я опустошен, но горжусь тем, чего мы добились».

Болельщики Ferrari и Михаэля в Керпене и Маранелло устроили настоящий уличный праздник в честь победы своего кумира. В Маранелло гонка транслировалась на огромном экране, установленном на центральной площади. Толпа, раскрашенная в красные цвета начала собираться еще вечером в субботу. Казалось, город вообще не спал.

Не спал и Михаэль. С наступлением темноты, в компании своего брата, друзей (Петера Кайзера, Герберта Фюнгелинга и Карлхайнца Циммерманна), избранного персонала Ferrari и Toyota, Красный Барон устроил настоящую отвязную вечеринку с признаками хулиганства. «Мне показалось, что в гостинице проходят военные учения, — рассказывал британской газете The Sun один из очевидцев. — Сначала был слышен звук бьющихся бутылок, а потом Михаэль вручил Ральфу телевизор, который младший брат с удовольствием выбросил из окна. Чуть позже к празднику присоединился Оливье Панис и все началось сначала».

Выпито, сломано и разбито было действительно много, но Михаэля это ничуть не смутило. В 5.30 утра он все еще веселился, играя с одним из журналистов в футбол прямо во дворе гостиницы…

Продолжение следует…