Михаэль Шумахер. Глава 3. Солнечный мальчик

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (оценок: 2, средняя: 5,00 из 5)
Загрузка...
Михаэль Шумахер

В 1992-м в Benetton произошло много изменений. Это был первый год реализации грандиозного плана по созданию команды-победительницы. Ключевой фигурой придуманной Бриаторе и Уокиншоу схемы стал Михаэль Шумахер, на будущей успех которого работал теперь весь персонал Benetton. В качестве партнера и раздражителя для немца Уокиншоу пригласил своего давнего знакомого британца Мартина Брандла, который по иронии судьбы на протяжении всей своей карьеры оказывался не в то время не в том месте. Зато за чистую скорость его часто называли «грозой авторитетов». По замыслу Тома, он должен был передать Шумахеру свой опыт по настройке болида и не позволять немцу расслабляться. Наивный Том еще не подозревал, что заставить Михаэля расслабиться практически невозможно.

Еще одним ключевым приобретением для команды стал Росс Браун – конструктор, известный, на тот момент, как создатель успешного спортпрототипа Jaguar-XJR14, выигравшего чемпионат мира 1991 года. Ему и Рори Берну пришлось хорошенько потрудиться, чтобы до старта сезона модернизировать Benetton B191, спроектированный Джоном Барнардом. И работа эта удалась на славу. В первой же гонке Шумахер сумел финишировать четвертым, а в Мексике, стартовав с третьей позиции, и вовсе поднялся на подиум. Впервые в Формуле-1.

Третий Гран При сезона в Бразилии запомнился многим небольшой стычкой между Михаэлем и Айртоном Сенной. Трехкратный чемпион мира замешкался на старте, чем незамедлительно воспользовался Шумахер, но Сенна не собирался сдавать позиции без боя, жестко перекрыв сопернику траекторию. Михаэль был очень недоволен таким поступком, и после гонки, в которой он, к слову, вновь финишировал третьим, раскритиковал бразильца: «Меня подрезали в гонке, и я знаю, кого обвинить. Я был быстрее, но мной решили поиграть в какую-то странную игру. Я не ожидал такого от чемпиона мира».

Сенна оставил высказывание Шумахера без ответа, зато бразильские болельщики, для которых Айртон был больше чем кумиром, затаили серьезную злобу. А мысли Михаэля, тем временем, были уже в Испании, где планировался дебют нового Benetton B192.
Машина оказалась на удивление резвой – в квалификации Шумахер уступил только непобедимому в том сезоне Найджелу Мэнселлу. Правда, на старте, из-за моросившего дождя, немец пропустил вперед Патрезе и Алези, но быстро пришел в себя и пробился на третью позицию. Когда же дождь усилился, вылетел Патрезе, и Шумахер принялся методично догонять лидера, сократив отставание с полминуты до трех секунд! К сожалению, сенсации не произошло. Активная подвеска на болиде Williams сказала свое слово, позволив Найджелу удержать свою позицию. Но и финиш на втором месте стал настоящим подарком немецким болельщикам, изголодавшимся по высоким результатам своих соотечественников.

Для Брандла начало сезона сложилось отнюдь не так удачно, как для Михаэля, а англичанин не был от этого в восторге. Если быть совсем точным – его это задевало. В то время Шумахер еще не имел статуса первого пилота, поэтому опытный Мартин, опираясь на поддержку Уокиншоу, рвался в бой, сгорая от желания преподать юному вундеркинду несколько уроков.

Брандл никогда не был специалистом по квалификациям. Внутрекомандную дуэль с немцем он проиграл «всухую» — 16:0, зато в гонках грамотно использовал свой опыт, за счет чего мог сражаться с Михаэлем на равных. «В квалификации я мог умчаться от него, — вспоминает Шумахер. — Мне удавалось гораздо раньше привести машину к пределу ее возможностей. Но после нескольких тренировок он почти всегда настигал меня».

«Михаэль, безусловно, очень талантлив и через несколько лет непременно станет звездой первой величины, но работать с ним очень сложно, — говорил в конце 1992 года Брандл. — Он весьма специфическая личность: в нем чересчур много высокомерия и надменности. Но главное – это его абсолютная уверенность в собственных силах и в своей абсолютной правоте. Уже сейчас он, по сути, еще мальчишка-новичок, позволяет себе поучать гораздо более опытных инженеров. Но он чертовски быстр, и за это ему многое прощают».

Первый раунд противостояния Шумахер-Брандл состоялся в Имоле, где англичанин проиграл Михаэлю в квалификации, но после старта смог вырваться вперед, и на протяжении многих кругов пресекал все попытки атаки своего партнера по команде. В конце концов, немец допустил ошибку и вылетел с трассы, а Мартин спокойно добрался до финиша на четвертой позиции. После гонки Шумахер оправдывался: «Я допустил ошибку и заплатил за нее. Это только моя вина, но пусть люди помнят о том, что мне всего 23 и я только учусь».

Брандлу еще несколько раз по ходу сезона удавалось опережать Шумахера в гонках, но апогея их противостояние достигло на Хунгароринге. Мартин, в очередной раз проиграв квалификацию, в гонке шел вплотную за немцем, давил на него и на одном из торможений пнул носом своего Benetton в коробку передач Шумахера. От удара на автомобиле немца лопнуло крепление заднего антикрыла, и вскоре, не выдержав вибраций, оно оторвалось в конце стартовой прямой. Машина стала неуправляемой и, завертевшись как юла, вылетела с трассы. Михаэлю такой поворот событий не понравился, и до конца сезона он сделал все, чтобы избавиться от Мартина Брандла.

В паддоке Формулы-1 Шумахера воспринимали по-разному. Одни недолюбливали его за высокомерие и отсутствие пиетета к признанным авторитетам, другие завидовали скорости, хладнокровности и стремительному взлету карьеры молодого немца, третьи – восхищались всеми вышеперечисленными качествами. Михаэлю было абсолютно все равно, что думают о нем окружающие. Все, что его волновало – результат. В общении с журналистами он, порой, критиковал всех и вся, но чувствовал себя комфортно в любой ситуации и неизменно улыбался, за что получил прозвище – Солнечный мальчик.

Невозмутимость Михаэля выводила из себя даже Айртона Сенну, которого также считали человеком со стальными нервами. Их конфликт, начавшийся еще в Бразилии, получил продолжение на трассе Маньи-Кур. На первом же круге гонки Шумахер попытался опередить Айртона в шпильке Adelaide, но немного просчитался с торможением и врезался в своего соперника. Benetton немца получил повреждения, но тот смог продолжить гонку и после внепланового пит-стопа даже установил лучший круг в гонке. Однако, финишировать Михаэлю в тот день было не суждено: столкновение с Jordan Стефано Модены лишило его шансов на зачетные очки.

Сенна не стал раздувать скандал из столкновения с Шумахером, посчитав его обычным гоночным инцидентом, но на ближайших после Гран При Франции тестах на Хоккенхайме гонщики вновь не поняли друг друга на трассе и едва не столкнулись. Сенна пришел в бешенство. Он прибежал в боксы Benetton и перед объективами фотокамер схватил Михаэля за горло, закричав: «Если ты будешь продолжать выделывать подобные фокусы, ты познакомишься со мной!». Подоспевшие механики McLaren с трудом оттащили чемпиона мира, а немец, поправляя воротник, невозмутимо произнес: «Видимо, он хотел сделать мне бесплатный массаж шеи».

Этот скандал обмусолила вся автоспортивная пресса, но не меньше разговоров было и о спортивных достижениях Михаэля Шумахера. В Гран При Канады, например, он повторил свой лучший на тот момент результат в карьере – второе место. А в Германии, перед глазами своих болельщиков, на протяжении двадцати кругов героически отражал атаки более быстрого Патрезе. Риккардо все-таки обогнал Михаэля, но этот маневр был обусловлен исключительно превосходством техники.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  Михаэль Шумахер. Глава 4. Победы и беды

«Три или четыре раза я блокировал правое переднее колесо, когда был в выгодном положении по сравнению с Риккардо, – сказал после гонки Шумахер. – Мы отлично сражались, и знаете, я думаю, что мы оба наслаждались этим».

30 августа перед стартом Гран При Бельгии на трассе Спа-Франкоршам, там, где год назад Шумахер сенсационно дебютировал в Формуле-1, немецкий пилот заявил, что может выиграть гонку. Вилли Вебер разделял оптимизм своего подопечного, и не без оснований. Михаэль умудрился квалифицироваться на третьей позиции, вновь подняв волну разговоров о своем невероятном природном таланте.

На старте Шумахер проиграл одну позицию, но на втором круге пошел дождь, поломавший все ранее разработанные планы. Большинство пилотов отправилось в боксы для замены шин на дождевые. Исключение составил лишь Айртон Сенна, которого после волны пит-стопов Михаэль благополучно обошел. Впереди по-прежнему оставалась пара пилотов Williams, но когда дождь прекратился, в Benetton проявили тактическую смекалку, поставив Михаэлю слики раньше соперников, благодаря чему немец смог проехать несколько очень быстрых кругов и выйти в лидеры гонки. Шедший на втором месте Мэнселл, к разочарованию публики, не смог составить конкуренцию Шумахеру из-за проблем с электроникой, открыв, таким образом, молодому гонщику путь к первой в его жизни победе в Формуле-1.

«Я, как и раньше, считаю, что побить Williams в их сегодняшней форме практически невозможно, — говорил после гонки счастливый Михаэль. — Просто сегодня Мэнселл и Патрезе были не в своей тарелке, и обстоятельства сложились в мою пользу. Но, все равно, этот день – самый счастливый в моей жизни. Победа, какой бы она ни была, — есть победа, а тем более первая!

Единственное, о чем я, возможно, сожалею, что здесь нет моей матери. Она сейчас в Германии. Это очень важно не только потому, что Спа – это трасса, где я начал свою карьеру в Формуле-1, но и потому, что она ближе всего к моему дому в Керпене. До него лишь 100 километров».

Триумф сменился разочарованием. В Португалии Михаэль заглох перед стартом прогревочного круга, из-за чего вынужден был отправиться на последнее место. После старта последовал великолепный прорыв, но прокол колеса на обломках Williams Риккардо Патрезе лишил его шансов на высокий результат. Зато впечатляющим оказался финал сезона в Австралии, где Шумахер едва не выиграл гонку, уступив Герхарду Бергеру менее одной секунды.

Насколько бы ни был хорош Михаэль, мало кто мог предположить, что в сезоне-92 ему по силам будет занять третью строчку в личном зачете, на три очка впереди самого Айртона Сенны. Но он сделал это. Сделал уверенно и красиво. И уже зимой о Шумахере говорили, как об одном из претендентов на чемпионский титул в 1993 году, хотя сам Михаэль в ответ на столь оптимистичные прогнозы улыбался и просил не торопить события: «Все ждут от меня жесткой конкуренции с опытнейшими пилотами, и мне ничего не остается, как принять эту роль. Могу лишь сказать, что мы попытаемся догнать Williams, но пока они не допускают ошибок – это очень сложно. В конце концов, я молод и могу подождать».

Став чемпионом мира, Найджел Мэнселл покинул Формулу-1, а его место в Williams занял Ален Прост, рассчитывавший благодаря превосходству машин британской команды опередить Сенну по количеству титулов. Бразилец же, получив в свое распоряжение такой же как и у Шумахера двигатель Ford, горел желанием показать немцу «кто в доме хозяин». «Теперь посмотрим, кто из нас лучший», — говорил он.
В первой квалификации нового сезона Шумахер стоял на стартовой решетке непосредственно позади Проста и Сенны, а после старта опередил Айртона и имел все шансы финишировать впереди него, но заминка на пит-стопе позволила Сенне выйти вперед. Михаэль на протяжении 26 кругов пытался отыграть упущенную позицию, и, потеряв терпение, решился на отчаянный маневр. В результате, после легкого толчка со стороны Айртона, Benetton Шумахера оказался за пределами трассы, а бразилец, как ни в чем не бывало, продолжил гонку и финишировал вторым.

В Сан-Пауло противостояние продолжилось. Михаэль опередил Айртона в борьбе за третье место, но механики Benetton вновь все испортили. Сначала машина упала с домкрата, потом никак не хотела фиксироваться гайка крепления колеса, из-за чего Шумахер пропустил вперед не только Сенну, но и Джонни Херберта. Правда, за семь кругов до финиша Михаэль догнал британца и кинулся в атаку. Несколько жестких, но корректных маневров, и Шумахер впервые в сезоне 1993 года поднимается на третью ступеньку пьедестала почета.

«Я часто ловлю себя на том, что не могу спать ночью в период тестов и иногда во время гонок, потому что мои мысли вертятся вокруг проблем с машиной, — говорил Шумахер в Бразилии. — Что-то подобное было в пятницу в Сан-Паулу. Я был разочарован темпами, которыми шла работа над машиной, и проснулся в субботу с планом, как это изменить. Это сработало. Даже Риккардо (Патрезе – новый партнер по команде, прим. авт.) скопировал мои настройки, и мы немного улучшили результаты. Четвертое место на стартовой решетке – это не так уж плохо, и я чувствовал себя прекрасно, особенно после того, как обошел Айртона в гонке. Я не хотел, чтобы в дальнейшем у нас с ним возникали недоразумения после того, что случилось в Бразилии в прошлом году. Сказать, что не все было так хорошо, как я хотел, было бы огромным преуменьшением. Машина упала с домкрата – болид лежал на бетонном полу, и понадобилось двое механиков, чтобы поднять его для замены резины. Мало того – возникла проблема с фиксацией гайки на правом переднем колесе».

К Гран При Европы в Донингтоне Benetton подготовила новую модификацию своего автомобиля – B193B. Он, как ни один другой в пелетоне, нашпигован всевозможной электроникой, разработанной гениальным поляком Тедом Чапски. Шумахер многообещающе выступил на B193B в квалификации, на 0,1 секунды опередив McLaren Сенны, но, в то же время, более секунды уступил двум пилотам Williams. Из-за проблем со сцеплением немец до финиша гонки не добрался, а вот Сенна был просто великолепен. Под сильнейшим дождем он уже к концу первого круга вышел в лидеры, демонстрируя невероятной красоты пилотаж. Эта гонка стала, наверное, лучшей в карьере бразильца и навсегда вошла в сокровищницу мирового автоспорта. «Если мои внуки однажды захотят узнать, кем был Сенна, я покажу им видеозапись гонки в Донингтоне 1993 года», — сказал как-то Шумахер.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  Михаэль Шумахер. Глава 10. 17 действий одного спектакля

Перед стартом Гран При Сан-Марино вновь пошел дождь. От Сенны ожидали очередного шедевра, но проблемы с гидравликой вывели бразильцы из борьбы. Гонку уверенно возглавил Прост, а Шумахер тем временем вел напряженную борьбу со своим соперником еще по Формуле-3 и бывшим партнером по команде Sauber-Mercedes в чемпионате мира спортпрототипов Карлом Вендлингером. Австриец долго сопротивлялся, но отказавший двигатель вынудил его сдаться. Очутившись на второй позиции, Михаэль уже не имел никаких шансов сократить полуминутное отставание от лидировавшего Проста.

Очередное призовое шампанское Шумахер испил в Барселоне. Оно было особенно приятным для немца, поскольку ему всю гонку пришлось бороться с неприятностями. На середине дистанции из-за вибрации шин начались проблемы со второй передачей, которая то пропадала, то вновь появлялась. Михаэлю пришлось ехать в рваном ритме, ежеминутно приспосабливаясь к меняющимся условиям пилотирования. А когда настал черед обгона отстающего на круг Занарди, на машине итальянца неожиданно взорвался мотор, обдавший Benetton Шумахера изрядной порцией дыма и масла. Чтобы избежать серьезных неприятностей немцу пришлось даже выехать на гравий.

К сожалению, технические проблемы в Испании были не разовым явлением. B193B оказался слишком инновационным, и, как следствие, ненадежным. Но машина все же обладала серьезным потенциалом, который Росс Браун и Рори Берн планировали раскрыть к началу следующего чемпионата, поэтому Шумахеру, Флавио Бриаторе и всей команде Benetton пришлось смириться с временным трудностями в надежде на будущие успехи.

И в самом деле, Михаэль в своих интервью жаловался не столько на проблемы технического плана, сколько на усилившийся прессинг со стороны прессы и фанатов. «Я не могу даже спокойно поесть, — говорил он. — Стоит только присесть, как вокруг начинают вертеться журналисты, фотографы и охотники за автографами. Это очень утомляет». Чтобы отдохнуть от этой суеты Шумахер со своей подругой Коринной переезжает в Монако.

Михаэль мечтает о победе, делает для этого все возможное и невозможное, но безжалостная техника думает совершенно иначе. Так, в Монте-Карло Шумахер квалифицировался вторым, а обладатель поул-позишн Ален Прост совершил фальстарт, получил штраф «stop-&-go» и выпал из борьбы. Единственным, кто мог еще что-то противопоставить немцу был Сенна, но и ему не удавалось держать ритм лидера. Казалось, дорога к победе открыта, но… «Произошел отказ одной из систем активной подвески, — вспоминает Шумахер. – Машина загорелась и мне ничего не оставалось, как выпрыгнуть из нее и наблюдать за тем, как мимо проносятся соперники».

Перед Канадой Шумахер провел пять дней в Нассау, затем поехал в Диснейленд Орландо. «Это было фантастически. Мы поехали посмотреть Волшебное Королевство, но Рикардо потом говорил мне, что мы побывали далеко не везде. К сожалению, питание на Багамах было для меня проблемой, потому что оно полностью отличалось от того, что мне было необходимо для поддержания формы и тренировок. Я не мог выполнять тренировочную программу после хот-догов и чизбургеров, так что я был рад уехать в Орландо. Первая вещь, которую я сделал, – это пошел в немецкий ресторан и поел нормальной еды.

Я был рад пойти туда, но официант, вместо того чтобы взять мой заказ, попросил у меня паспорт. Я спросил, почему? Он сказал: «У вас должен быть паспорт, чтобы доказать, что вам уже исполнился 21 год для заказа спиртных напитков». Я начал спорить, но у меня не было с собой паспорта. А парень тоже был немец! Думаю, это расстроило меня больше всего. Типичный немец с его правилами. Поэтому мне не дали пиво. Я хотел заказать безалкогольное, но он не позволил мне заказать и его, потому что, как он сказал, оно содержало один процент алкоголя! В конце концов, я заказал яблочный сок с минеральной водой».

На старте Гран При Канады Михаэль едва не заглох из-за сбоев в автоматической системе старта, выпустив вперед обоих пилотов Ferrari и Сенну. Отыгрывать упущенные позиции пришлось всю гонку, и только ближе к финишу Шумахер догнал и обогнал шедшего вторым Сенну.

По аналогичному сценарию прошла и гонка в Спа: очередные проблемы со стартером, очередной прорыв в лидирующую группу и очередное жесткое сражение с Сенной. Бразилец, выезжая из боксов, опасным маневром перекрыл Шумахеру траекторию, вынудив пилота Benetton срезать шпильку по траве. После гонки немец раскритиковал своего обидчика, а весь паддок судачил о другом моменте – невероятном обгоне Проста в повороте Les Combes, который Михаэль совершил с экстремально поздним торможением.

Ничего особенного не предвещал и Гран При Португалии. За два дня тренировок Шумахера пять раз разворачивало, донимала барахлившая коробка передач и недостаточная поворачиваемость. Единственное, что хоть немного успокаивало – отсутствие повышенного внимания со стороны прессы, которая в тот уик-энд в полном составе переключилась на Проста, объявившего о своем уходе из Формулы-1.

В квалификации Михаэль показал шестой результат, который явно его не устраивал. Над паддоком уже давно стемнело, и только в боксах Benetton горел свет. Механики колдовали над машиной №5, когда совершенно неожиданно там появился Шумахер. На часах было 23.20. «Я лежал в кровати, смотрел в потолок, а перед глазами плыли данные телеметрии», — вспоминал позже немец.

К удивлению Михаэля, после старта ему легко удавалось держать темп лидеров. Машина вела себя так, как ему нравится. Но, чтобы добиться максимального результата, этого было недостаточно. В Benetton решили изменить тактику, зазвав Шумахера на ранний пит-стоп, и это сработало: когда Прост и Хилл, в свою очередь, свернули на дозаправку, Михаэль оказался лидером гонки. Но эту позицию нужно было еще удержать. Прост изо всех сил старался догнать Benetton Шумахера, и догнал, но времени на попытки обгона уже не осталось. Михаэль первым пересек финишную черту, опередив француза на 0,9 секунды.

Победа в Португалии дала Шумахеру надежду на то, что он, как и в прошлом году, сможет побороться за третье место в чемпионате, но две заключительные гонки сезона закончились столкновением с Хиллом (в Японии) и взрывом мотора Ford (в Австралии).

С 52 очками Михаэль занял 4-ю строчку в личном зачете, в то время как его партнер по команде Патрезе заработал всего 20 очков и явно проигрывал набирающему силу немцу. Полсезона Патрезе жаловался на отвратительные настройки своего Benetton, но после того, как, однажды сев за руль его машины, Шумахер намного перекрыл время итальянца и заявил, что настройки Benetton Риккардо гораздо лучше его собственных, судьба Патрезе была решена. А Михаэль, тем временем, готовился к новому сражению с Сенной, заменившим Проста в Williams, ибо только бразильца Шумахер считал своим главным соперником в предстоящем сезоне.

Продолжение следует…