Михаэль Шумахер. Глава 5. Дважды чемпион

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (оценок: 1, средняя: 5,00 из 5)
Загрузка...
Михаэль Шумахер

Гран При Бразилии 1995 года начался для Михаэля Шумахера не очень удачно. В пятничной тренировке его Benetton B195 на скорости 200 км/час теряет управление в повороте Ferradura и вылетает с трассы. Команда судорожно пытается выяснить причину аварии, и только к вечеру сообщает, что виной всему сломавшаяся рулевая колонка. Флавио Бриаторе подумывал даже о снятии команды с гонки, но механикам удалось устранить дефект и дать гарантии безопасности.

Вообще, слово «безопасность» в тот уик-энд значило для Михаэля как никогда много. За несколько дней до отъезда в Сан-Паулу в его адрес стали поступать угрозы физической расправы. Исходили они от бразильских болельщиков, считавших Шумахера виновным в смерти их кумира, великого Айртона Сенны. «Мне не так страшны аварии на скорости 300 км/час, как непредсказуемые поступки безумных фанатиков», — сказал Шумахер, и обратился за помощью в полицию. Таким образом, общение чемпиона мира с «народом» было сведено к минимуму, и даже обитатели отеля Transamerica испытывали трудности в перемещении – охрана была везде.

Что же касается спортивной стороны первого этапа чемпионата мира 1995 года, то в субботу дела у Михаэля и Benetton пошли чуть лучше. Не без усилий, но в квалификации немцу удалось занять вторую позицию на стартовой решетке, в то время как его партнер по команде Джонни Херберт показал четвертый результат.

Воскресенье обозначило черты предстоящего сезона. Поул-позишн Дэймона Хилла и проблемы Benetton красноречиво говорили о том, что защищать свой титул Михаэлю придется в жесткой борьбе со старым соперником, обладающим, к тому же, лучшим автомобилем. Нет, B195 был не так уж плох, но существенные изменения в техническом регламенте, дестабилизировавшие Williams годом ранее, теперь больно задели другую чемпионскую «конюшню». Россу Брауну и Рори Берну пришлось изрядно потрудиться, чтобы автомобиль не потерял былой скорости и надежности, но вот с его управляемостью и настройками проблемы возникали даже у Шумахера, под которого, собственно, этот автомобиль и строился. Что уж говорить о бедном Херберте…

Но Михаэль не был бы чемпионом мира, если бы не смог обуздать дикую лошадку. Правда, для этого потребовалось какое-то время, а тогда, в Бразилии, он заметно уступал в скорости Хиллу, пытаясь приспособить свой стиль вождения к постоянно меняющемуся поведению болида. Шумахер в итоге выиграл ту гонку, но только после того, как на 31-м круге его главный соперник самоустранился в гравийной ловушке Интерлагоса.

Через пять часов после финиша технический делегат FIA Чарли Уайтинг объявил, что Benetton и Williams дисквалифицированы за несоответствие топлива заявленным образцам. «ELF — это большая серьезная компания, и она никогда не пойдет на то, чтобы поставлять нам нелегальное топливо», — возмущался Флавио Бриаторе, и вместе с Фрэнком Уильямсом подал апелляцию, которая, к слову, была удовлетворена.

В Аргентине и Сан-Марино в поведении B195 ничего не изменилось, зато уже к Испании Браун и Берн внесли в конструкцию автомобиля существенные изменения, и это не преминуло сказаться на результатах Шумахера. Именно Шумахера, ибо Херберт по-прежнему не мог приспособить ни себя к машине, ни машину к себе. И этому есть масса объяснений, главная из которых – партнер по команде.

Мы уже много раз упоминали о том, что для Benetton, де-факто, существовал только один гонщик – Шумахер. Кое-кто считает, что Бриаторе с удовольствием вообще отказался бы от второй машины, будь такая возможность оговорена регламентом. Но ее небыло, поэтому Флавио приглашал на роль второго пилота достаточно перспективных парней, но тут же забывал о них, оставляя все на самотек.

Из всех партнеров Шумахера последних лет, Херберт, наверное, был одним из самых быстрых. Сезон 1995 года он провел очень хорошо (две победы и четвертое место в чемпионате), но с психологической точки зрения сотрудничество с Михаэлем было для англичанина настоящим кошмаром.

«Моя главная проблема заключалась в том, что в начале сезона на тестах я имел неосторожность быть, по мнению Шумахера, слишком быстрым, — рассказывал Джонни в интервью одной из британских газет. — С тех пор я ни разу за весь год не чувствовал поддержки со стороны команды. Михаэль провел на тестах 21 день, я – в два с лишним раза меньше. Все технические новинки ставили только на его машину. Мне не давали работать даже с распечатками его телеметрии, в то время как вся информация с моего автомобиля поступала в полное распоряжение Михаэля. Да что там говорить, если мне не давали даже настроить машину так, как я того хотел, фактически заставляя повторять настройки Михаэля! Они идеально подходили ему, но не мне. То же самое касается и работы команды на пит-стопах. В Бельгии, к примеру, мне не долили сорок с лишним литров топлива. Вы можете себе представить, чтобы подобное случилось с Михаэлем? Я не спорю, команда, безусловно, должна быть сосредоточена на гонщике, который ведет борьбу за титул, но я даже не представлял себе, до какого абсурда это может дойти! Шумахер такой же эгоцентрист, как Сенна или Прост. Иногда это даже неплохо, но все должно быть в меру. Ни Сенна, ни Прост не гноили так своих партнеров по команде…»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  Михаэль Шумахер. Глава 15. Смена караула

Но вернемся к Гран При Испании, где Михаэль Шумахер выиграл квалификацию, на 0,6 секунды опередив Жана Алези. «Я ожидал более плотной схватки за поул, но все вышло неожиданно легко и просто. Должен поблагодарить свою команду. Я думаю, нынешняя бессонная ночь стоила моим механикам нескольких седых волос, но это непременно будет оплачено». И Михаэль подтвердил свои слова, уверенно выиграв гонки в Испании и Монако.

По ходу сезона многие обвиняли Шумахера в том, что он выигрывает гонки не за счет чистой скорости, а исключительно благодаря тактическому гению Росса Брауна. В принципе, так оно и было, но лишь отчасти. Каким бы даром не обладал Браун, главенствующую роль в успешной реализации любой стратегии играет гонщик. Он и только он может точно оценить возможности техники и свои собственные в любой конкретный момент гонки. Михаэль в этом плане был просто великолепен. В паре с Россом Брауном они множество раз спасали, казалось, безнадежные гонки, о которых еще долго будут вспоминать историки автоспорта, как о хрестоматийных.

Одной из таких стала гонка в Маньи-Кур. Квалифицировавшись на второй позиции (позади Хилла), Шумахер не стал форсировать события на первых кругах гонки, наблюдая за тем, какую тактику выбрал его соперник. Но как только дуэлянты настигли круговых, немец ринулся в боксы. Да, пит-стоп прошел немного ранее запланированного, зато перед Михаэлем теперь была чистая трасса, в то время как Хилл вынужден был мучаться с обгонами. К тому же, за счет свежей резины Шумахер проехал несколько очень быстрых кругов, создав отрыв, которого вполне хватило, чтобы стать не только лидером гонки, но и ее победителем.

При всей своей кажущейся легкости, такая тактика требует массивного мозгового штурма, смекалки и прозорливости. Шумахер, Браун и Пэт Симмондс применили свою излюбленную гибкую стратегию, которую иногда называют «40%». Суть ее заключается в том, что перед стартом в машину заливается ровно столько топлива, сколько хватит для прохождения 40% дистанции, что дает гонщику возможность определяться с количеством дозаправок чуть ли не до середины гонки. Особенно актуально это было именно для Benetton B195, который, по словам Шумахера, вел себя намного стабильней с полными баками, благодаря чему немцу легче было держать темп лидеров в начальной фазе гонки.

Но вернемся к ходу чемпионата мира, где пелетон готовился к Гран При Великобритании – домашней гонке Дэймона Хилла и команды Williams. В пятничной квалификации первенствовал англичанин. Шумахер был вторым. Работа над настройками шла по плану, поэтому Михаэль надеялся побороться за поул в финальной квалификации, но в субботу пошел дождь, не позволивший никому улучшить свои результаты. Исходя из этого, стратеги Benetton решили залить немцу полные баки, чтобы тот мог продержаться до середины дистанции, однако тяжелая машина, как известно, стартует медленнее, из-за чего Шумахер не только не обогнал Хилла, но и пропустил вперед выстрелившего с шестой позиции Алези. В итоге, Williams Дэймона легко ушел в отрыв.

Впрочем, когда Алези и Хилл отправились на свои первые дозаправки, Михаэль возглавил гонку, сумев, благодаря пустеющим бакам, серьезно взвинтить темп. Он буквально летел над трассой, создавая отрыв, которого хватит для сохранения преимущества над соперниками. Все получилось, но за это время покрышки на его Benetton сильно износились, доставляя гонщику массу проблем. Воспользовавшись этим, Хилл быстро догнал Михаэля, и на 46-м круге кинулся в атаку. Столкновение. Сход.

«В этом маневре Хилла не было никакой необходимости, — говорил потом Шумахер. — Нужно быть полным идиотом, чтобы обгонять в таком месте, как Priory. Я могу понять, что Дэймон очень сильно хотел выиграть свой домашний Гран При, но для этого нужно было оставаться холодным».

Хилл, естественно, не был согласен со своим визави, но тут слово взял Фрэнк Уильямс: «Я прошу прощения у Михаэля за эту аварию. Единственная ошибка, которую он допустил – он не выступает за нашу команду».

На этом словесная перепалка могла бы закончиться, но Хилл решил побеседовать с Михаэлем перед гонкой на Хоккенхайме. Узнав об этом, Шумахер высказал предположение, что Дэймон, наверное, чувствует себя виноватым, на что англичанин незамедлительно ответил: «Если он смотри на вещи таким образом, то у меня больше нет желания разговаривать с ним». Детский сад? Нет, Формула 1!

100 000 зрителей на трибунах Хоккенхаймринга затаили дыхание в ожидании развязки горячего спора их кумира с Хиллом. Она наступила уже на втором круге: Дэймон, стартовавший с поул-позишн, не удержал свою машину и вылетел в гравий, открыв Шумахеру дорогу к первой и столь желанной победе на родной земле. «У меня нет слов, чтобы описать свои чувства, — говорил немец. — Победа в Хоккенхайме была моей мечтой. Я думал, что невозможно испытать больший восторг, чем я испытал после победы в чемпионате мира, но этот Гран При показал, что я ошибался. Это просто сумасшествие!»

Михаэль не сказал ни слова о Хилле, как не обмолвился и о том, что через два дня (1 августа) в его жизни произойдет еще одно важное событие – свадьба с Коринной Бетч.

Подготовка к бракосочетанию проходила в условиях секретности. Михаэль не хотел, чтобы журналисты и фотографы досаждали ему в этот день, поэтому приглашения, украшенные красивой надписью «В отдельности мы слова, вместе – стихотворение» получили только самые близки люди. В 17.45, с разрешения Мартины Кенигсбауэр, Михаэль и Коринна скрепили свои узы свадебным поцелуем, а спустя еще четыре дня священник Хайнцпетер Шенинг обвенчал их в Бароккапелле Петрсберга близ Бонна.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  Михаэль Шумахер. Глава 16. Финишная прямая

«Из костюма жениха в гоночный комбинезон» — гласил заголовок немецкого таблоида BILD. Гран При Венгрии неумолимо приближался, поэтому Михаэлю и Коринне пришлось перенести свой медовый месяц и отправиться в Будапешт, однако там их, к сожалению, ждало разочарование: проблемы с балансом машины, ошибка механиков на пит-стопе и обидный сход по техническим причинам.

Гран При Бельгии также начинался для Шумахера отнюдь не феноменально. В субботу под дождем он разбил свой Benetton, а в квалификации, из-за самопроизвольного переключения передач, оказался лишь 16-м. «Хуже места на старте у меня еще не было, но начинать гонку с такой позиции будет очень интересно», — говорил немец.
История свидетельствует, что побеждать можно и из задних рядов. Случаются такие чудеса крайне редко, поэтому Михаэль не верил в собственную победу. А зря.

Со старта немец осторожно пробирался сквозь ряды соперников, пока не догнал главную свою проблему последних двух лет – Дэймона Хилла. В отличие от прошлого года, когда Benetton Шумахера был просто быстрее Williams англичанина, решать ее (проблему) немец предпочитал хитростью.

Над и без того мокрой трассой в Спа стал накрапывать дождик, и многие гонщики, зная, что в Арденнах это серьезный предвестник ливня, отправились в боксы за дождевыми покрышками. Шумахер остался на сликах. Хилл поначалу тоже, но на 21 круге последовал примеру большинства, и проиграл все. А Шумахер выиграл!

К 25-му кругу дождь утих. Дэймон, отчаянно атаковавший каждый поворот, кинулся на пит-лейн за сликами, и в этот самый момент на трассу обрушился настоящий ливень. Шумахер благополучно «переобулся под дождь» и без каких-либо проблем довел гонку до победного конца.

«Сегодняшняя гонка стала классическим примером превосходства Михаэля Шумахера по всем статьям. Он победил за счет тактической мудрости и изумительного водительского мастерства», — писал обозреватель информационного агентства Reuters Тимоти Коллнз.

Однако, по завершении послегоночной пресс-конференции команда Williams подала протест, в котором Хилл обвинял Михаэля в опасных маневрах на трассе. Дэймон уверял, что в одном из моментов гонки колеса Williams и Benetton соприкоснулись, и это могло плохо кончиться для англичанина. Судьи, не долго думая, наказали Шумахера условной дисквалификацией на четыре гонки за «маневры, которые могли помешать другим пилотам – такие как поспешное изменение направления движения… или… любые другие ненормальные смены направления».

«Невероятно, — отреагировал Михаэль. — Я, похоже, ничего не понимаю в правилах автогонок, ведь мы с детства ездим так на катрах». На что Хилл, никогда картингом не занимавшийся, глубокомысленно заметил, что «формулы» значительно быстрее и мощнее гоночных микроавтомобилей.

Хилл нервничал. В Монце Шумахер стартовал со второй позиции, но англичанин был позади, и всю первую половину гонки вынужден был догонять немца. На 23-м круге Михаэль догнал отставшего на круг дебютанта Формулы 1 Таки Унуе, который, увидев в зеркалах чемпиона мира, ушел с траектории и сбросил скорость. Хилл, чтобы не потерять время, решил проскочить мимо молодого японца в повороте, но перетормозил и протаранил Benetton Шумахера. Оба, естественно, оказались в гравии.

После гонки Михаэль очень жестко «прошелся» по Хиллу, поставив под сомнение его умение «крутить баранку». «Ума не приложу, кто мог разрешить этому парню участвовать в гонках», — сказал немец, передвигавшийся по паддоку Монцы в сопровождении двух бойцов отряда специального назначения «Дигос».

Второй раз за последние полгода Шумахер опасался за свою жизнь. «Михаэль получил записку от человека, подписавшегося как Дроганнуф, который угрожал ему физической расправой, — пояснял начальник полиции Милана Марчелло Карнимео. — Гонщик обратился к нам за помощью, поэтому мои парни ни на минуту не оставляют его одного».

В Португалии Williams нанесла Шумахеру удар. Пилот английской команды выиграл гонку, оттеснив немца на второе место, но проблема заключалась в том, что на верхней ступеньке подиума стоял не Хилл, а Дэвид Култхард. Михаэль был доволен, но еще большую радость доставила ему победа на Нюрбургринге, благодаря которой он смог увеличить свое преимущество над Хиллом до 27 очков. Чтобы стать чемпионом мира, Шумахеру достаточно было финишировать третьим в одной из трех оставшихся гонок. Не откладывая дело в долгий ящик, Михаэль выиграл Гран При Тихого Океана, став самым молодым двукратным чемпионом мира в истории Формулы-1.

«Михаэль Шумахер — совершенно уникальный чемпион, — сиял от радости глава спортивного подразделения Renault Бернар Дюдо. — Он — созидатель, и победы его основываются на невероятном взаимопонимании со своей командой».

В оставшихся двух гонках Шумахер обеспечил Benetton и победу в Кубке Конструкторов, отблагодарив, таким образом, команду за четыре с лишним года плодотворного сотрудничества, сделавших его звездой первой величины. Впереди его ждали новые испытания с новой командой, но то, что сделали для него подопечные Флавио Бриаторе, Михаэль не забудет никогда.

Продолжение следует…