Михаэль Шумахер. Глава 9. Сломанные надежды

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (оценок: 2, средняя: 5,00 из 5)
Загрузка...
Михаэль Шумахер

22 марта 1999 года – один из тех дней, которые много значат для Михаэля Шумахера. Коринна подарила ему второго ребенка – сына Мика, и с этого момента жизнь Красного Барона снова изменилась. Он философствует о скорости и риске, рассказывает, как здорово заниматься воспитанием детей и идет на разные хитрости, чтобы поскорее вернуться домой. Забавно, но 111 день жизни малыша Мика пришелся точно на 11 июля…

Пятнадцать минут до старта Гран При Великобритании. Шумахер улыбается, позирует фотографам, охотно отвечает на вопросы журналистов. Он выглядит счастливым и, нужно сказать, имеет на это полное право, поскольку, в отличие от трех последних лет, чемпионат-99 складывается для него удачно. В его активе уже есть две победы (в Сан-Марино и Монако) и два подиума (в Бразилии и Испании). Конечно, были и проблемы, как то капризы F399 в Австралии и Франции, или авария в Канаде, но были они и у соперников, поэтому восемь очков преимущества над Хаккиненом, взявшим поул в Сильверстоуне, внушали уверенность в успехе.

Старт Шумахер откровенно провалил, пропустив вперед не только Култхарда, но и своего партнера по команде Эдди Ирвайна. Ирландец попытался было атаковать Дэвида, но сам тут же оказался под прицелом Красного Барона. Несколько маневров немца не увенчались успехом, поэтому на Hangar Straight Михаэль сместился внутрь, в надежде атаковать партнера по команде в конце длинной прямой. Эдди, явно пропуская немца, прижался к левой бровке, готовясь войти в Stowe позади Шумахера, но Ferrari Красного Барона так и не повернула. Лобовой удар об отбойник из отработанных покрышек, следствием которого стал перелом большой и малой берцовых костей правой ноги, тяжелая контузия лодыжки и глубокий порез пятки, в одночасье перечеркнул все надежды Михаэля и Ferrari. Но еще обиднее то, что авария произошла в тот момент, когда дирекция гонки уже вывесила над трассой красный флаг. Сообщить об этом Михаэлю, из-за барахлившего радио, команда не смогла.
Трибуны Сильверстоуна и миллионы телезрителей замерли. Лидер чемпионата мира не может выбраться из разбитого автомобиля, а это означает лишь одно – Шумахер получил травму и выбывает из борьбы за титул.

«Я нажал на педаль тормоза, но она просто-напросто провалилась, — рассказывал Михаэль несколько дней спустя. – В отчаянии я пытался изменить траекторию движения, заблокировал передние колеса и уже ничего не смог сделать. Я вижу перед собой стену и понимаю – сейчас будет больно. От удара монокок разрушился, и я почувствовал боль в ноге. Нормальная реакция в такой ситуации – поскорее выбираться, потому что машина может загореться. Я приподнялся и почувствовал, что нога застряла. Она растягивалась очень странно, как резинка».

На место аварии слетелось несколько десятков человек, часть которых развернула широкие простыни, чтобы скрыть от зрителей процесс эвакуации. Никто толком не знал, что происходит, и только через десять минут, казавшихся целой вечностью, Шумахера на носилках понесли к медицинскому автомобилю.

Профессор Сид Уоткинс одним из первых оказался рядом с Михаэлем. Он вспоминает, что первым делом Красный Барон попросил позвонить Коринне и сказать что все в порядке, а потом связаться с Жаном Тодтом и сообщить, что причина аварии кроется в тормозах и надо бы проверить машину Эдди.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  Михаэль Шумахер. Глава 7. Наваждение

«Эвакуировать его было непросто, — рассказывает Сид. — Поврежденную голень нужно было вытаскивать вдоль рулевой колонки, но вскоре Михаэль уже лежал на гравии. Мы занимались своим обычным делом: сначала зафиксировали его правую ногу, затем подвязали к ней и вторую. Ему дали маску с этоноксом, газом на кислородной основе, но он Михаэлю не понравился, поэтому он вежливо попросил врачей убрать маску. Пока анестезиолог Фил Райнер, я и несколько других врачей работали, Алекс Рибейру – водитель нашей машины – методично собирал обломки, прихватил шлем Михаэля и лопнувшую в момент аварии рулевую колонку. Потом выяснилось, что кокпит лопнул поперек и одно из колес вошло внутрь. Более того, треснувшим оказался и шлем, поэтому я счастлив, что Михаэль остался жив.

В медцентре эстафету принял мой старый приятель, нейрохирург Брайан Симпсон, ну а мы принялись резать одежду, чтобы провести полный осмотр. Позже Михаэль обвинил меня в попытке отрезать его мужское достоинство, и я не уверен, что он шутил. Разумеется, у меня и в мыслях ничего подобного не было, хотя я допускаю, что в какой-то момент мои ножницы прошли где-то рядом. Когда мы закончили, он попросил меня дать ему телефон, чтобы позвонить жене, но тут в медцентр явился Жан Тодт, и мне там делать было уже нечего. Вместе с Филом и Алексом мы заняли свои места в машине, чтобы успеть к повторному старту.

Несколько дней спустя, когда я был в Париже, зазвонил мой мобильный телефон. Это был Михаэль. Он поблагодарил меня за помощь после аварии и сказал, что этонокс ему противен».

В 13.33 от медицинского центра Сильверстоуна в небо поднялся вертолет, доставивший Михаэля в госпиталь Нортхемптона. Там, опытным хирургом Биллом Риббансом ему была сделана операция, в результате которой в правой ноге Шумахера временно оказалась 30-сантиметровая металлическая пластина. Никакой официальной информации в прессу по-прежнему не поступало, и только утром руководитель госпиталя Нортхемптона Дэвид Уилсон вышел к осадившим здание журналистам, чтобы сообщить, что с Красным Бароном все в порядке. «Михаэль провел спокойную ночь и хорошо позавтракал, — сказал он. — Шумахер уже двигает ногами, но пробудет в госпитале до завтрашнего дня».

Так оно и произошло. Во вторник утром Михаэль покинул госпиталь Нортхемптона через боковой вход и на частном самолете отправился в клинику Женевы, где прошел пятидневный курс лечения, после которого вернулся к себе домой.

Часто бывает, что память гонщиков не фиксирует подробности серьезных аварий, но Михаэль помнит каждую секунду своей «драмы в Stowe»: «Моя первая мысль: «О’key, ты жив! Но что с ногой? Открытый перелом? Осложнения?» Потом мозг резко переключается на чемпионат мира. Странно, ты получил серьезную травму и не знаешь, что будет дальше, но думаешь о титуле. Поняв, что самому мне не выбраться, я скользнул обратно в кокпит и подумал о Коринне. Я знал, что она сидит перед телевизором и переживает».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ  Михаэль Шумахер. Глава 13. Победа в черном одеянии

Временно освободившуюся в Ferrari вакансию занял финский гонщик Мика Сало, проехавший несколько очень неплохих гонок, но главную интригу в чемпионате-99 закрутил Эдди Ирвайн. Ирландец сумел сократить свое отставание от Хаккинена, неожиданно став одним из претендентов на титул.

Пресса была в восторге. Такой благодатной почвы для скандалов не было уже давненько, да и сам Ирвайн, откровенно говоря, с радостью подливал масла в огонь. «Три года я надрывался для него, и вот настал день расплаты, — восклицал ирландец. – Я хочу стать первым чемпионом Ferrari за двадцать лет. Сейчас я №1 в команде и останусь им даже после возвращения Шумахера».

Само собой, Михаэля тревожила эта ситуация, но она же и помогала ему, давая силы усиленно тренироваться, чтобы как можно скорее вернуться в строй и поставить на место зарвавшегося партнера по команде.

20 августа, всего через 40 дней после аварии, Красный Барон появился в Муджелло, чтобы под аплодисменты членов команды снова сесть в кокпит F399. После второй операции, сделанной двумя неделями ранее, Шумахер заметно хромал, но все-таки преодолел 65 кругов, на три десятых секунды перекрыв время абсолютно здорового и полного сил Ирвайна. А итальянская пресса залепила ирландцу еще одну оплеуху, громко прокричав: «Шуми, возвращайся! Только ты сможешь принести нам титул».

Ситуация в Ferrari действительно была накалена. Результаты Ирвайна и Сало не отличались стабильностью, а кое-кто из журналистов настойчиво уверял, что итальянская команда переживает саботаж, поэтому Лука ди Монтедземоло прикладывал все усилия, что поскорее вернуть Шумахера на трассу. Одна из таких попыток была предпринята 31 августа в Монце. 30 000 фанатов наполнили Autodromo Nazionale, но после первого же круга Шумахер вернулся в боксы: высокие поребрики создавали сильные вибрации, обострившие боль.

Возвращение снова обрело туманные перспективы, но в начале октября, на 3-дневных тестах в Муджелло и Фиорано, в истории с переломом ноги все-таки ставится точка – Шумахер примет участие в двух оставшихся гонках сезона (в Малайзии и Японии), чтобы помочь Ирвайну в борьбе с Хаккиненом. Но хочет ли он этого?

«Я хотел вернуться к нормальной жизни, и вот — я здесь», — сказал Михаэль в пятницу, а в субботу, в своей излюбленной манере завоевал поул-позишн, на целую секунду опередив Ирвайна. Что же касается гонки, то в ней Шумахеру не было равных, однако, свое обещание пропустить Эдди он все-таки выполнил, позволив ирландцу решить судьбу чемпионского титула в Японии.

Сузука. Последняя гонка. Сделает ли Шумахер своего партнера по команде чемпионом мира? Должен ли ирландский плейбой пожинать плоды трехлетней работы Шумахера?
На старте обладатель второй подряд поул-позишн Михаэль Шумахер немного замешкался, выпустив Хаккинена вперед…

Продолжение следует…