Михаэль Шумахер. Глава 11. Черное и белое

Михаэль Шумахер

Спустя пять дней после страшной террористической атаки на Нью-Йорк Большой цирк Формулы-1 собрался на стартовой прямой Autodromo Nazionale di Monza. Болиды Ferrari в тот день не несли на себе ни единой спонсорской наклейки. Михаэль настоял на том, чтобы носовые обтекатели F2001 были выкрашены в черный цвет. Он вообще не хотел участвовать в той гонке, не понимая, почему ее не отменили.

Отмашку клетчатого флага Шумахер увидел четвертым. Это была та позиция, при которой не нужно было подниматься на подиум, давать интервью. Это был тихий протест, который немец мог себе позволить, ведь он уже находился в ранге чемпиона мира 2001 года.

19 августа на трассе Хунгароринг Михаэль одержал свою 51-ю победу в Формуле-1, убив тем самым сразу трех зайцев: принес Ferrari Кубок Конструкторов, сравнялся с рекордом Алена Проста по количеству побед и завоевал свой четвертый чемпионский титул. «Забавно, говорил Михаэль после гонки. – Буквально вчера я разговаривал с Простом, и он сказал мне: «Пожалуйста, выиграй эту гонку. Я так устал отвечать на вопросы о том, когда это произойдет и что я думаю о Михаэле…» Я ответил, что у меня та же проблема. Так что теперь он может быть немного счастливее, как и я».

58 очков преимущества над ближайшим соперником за пять гонок до финала чемпионата – умопомрачительное преимущество. Но статистика не всегда отражает истину. Победа в том сезоне далась Красному Барону ценой больших усилий.

Чемпионат начался с ужасной аварии на тренировках перед Гран При Австралии. На скорости 280 км/час Ferrari Михаэля сорвалась с траектории и, подпрыгнув на гравии и дважды перевернувшись, полетела в ограждения трассы. В моторхоуме Скудерии сидела шокированная Коринна, отмечавшая в тот день свой 32-й день рождения.

Все обошлось, и в воскресенье Шумахер пересек линию финиша первым, но радоваться своей победе он не мог. Спустя 175 дней после смерти в Монце Паоло Джислимберти, в Формулу-1 снова пришла беда: колесо, оторвавшееся от автомобиля Жака Вильнева после столкновения с Williams Ральфа Шумахера, лишило жизни еще одного маршала FIA – 51-летнего Грэма Бевериджа.

«Смерть затмила мою победу, – сказал немец. – Я шокирован и опечален. Мы сделаем все возможное, чтобы помочь семье погибшего».

Через две недели в Малайзии Шумахер снова был вне конкуренции. Под страшным ливнем он демонстрировал чудеса пилотирования, хотя и эта победа оказалась под угрозой из-за заминки в боксах Ferrari, когда механики никак не могли найти четвертое колесо для Рубенса Баррикелло. Долгие 72 секунды Михаэль стоял позади, однако извлечь из этого хоть какую-нибудь выгоду соперникам не удалось.

«Вылетев с трассы, когда начался дождь, я увидел рядом с собой защитный барьер и подумал, что гонка для меня закончилась, но, к счастью, машина совершенно не пострадала, – рассказывал Михаэль. – Команда первым обслужила Рубенса, и мы потеряли примерно минуту в боксах, но мне снова повезло – на трассе появилась машина безопасности и реальная потеря составила не больше 10 секунд. Я попросил команду поставить не дождевую резину, а промежуточный состав. Конечно, поначалу было трудно, но когда дождь перестал, я смог ехать достаточно быстро. Условия на трассе были действительно зверские, совсем не для гонок, но удача оказалась на нашей стороне – вскоре мы смогли догнать череду машин за «пейс-каром».

Трудный старт сезона остался позади: чемпионат вошел в свою привычную европейскую фазу, которая принесла Красному Барону череду относительно безоблачных гонок. Он радовался даже после схода в Имоле, где впервые в карьере первенствовал его младший брат Ральф. Радовалась и мама победителя – Элизабет. «Теперь у меня есть два самых быстрых сына в мире», – гордо констатировала она.

Любопытный подарок судьбы Михаэль получил в Испании. Мучаясь с появившимися из неоткуда вибрациями в задней части машины, Шумахер уже смирился со вторым местом, но лидер гонки Мика Хаккинен, едва отправившись на последний круг, вдруг замедлился. Финна подвела машина, а Михаэль, таким образом, добыл очередные десять очков для чемпионата.

Важна ли такая победа? Шумахер уверен, что нет: «Я не люблю получать такие подарки. Победа может быть завоевана только в результате собственных усилий, поэтому я не чувствую себя победителем».

Как ни крути, а для успеха в чемпионате дороги любые зачетные баллы. Надежная и быстрая машина позволяла Михаэлю стабильно пополнять свою копилку, но проблемы несколько иного свойства, давшие немного расслабиться, взялись за дело с новой силой.

В Австрии Михаэль никак не мог настроить свою машину, благодаря чему в лидеры гонки вырвался McLaren Култхарда. Баррикелло шел вторым, Шумахер – третьим. Однако, за несколько кругов до финиша Баррикелло услышал в наушниках голос Жана Тодта: «Пропусти Михаэля! Это важно для чемпионата». Рубенс трижды игнорировал приказ, чтобы демонстративно исполнить его за несколько сотен метров до финишной черты.

«Если в конце сезона выяснится, что до титула мне не хватает двух очков, я буду выглядеть глупо, – оправдывался Михаэль перед разъяренными журналистами и болельщиками. – В этом спорте замешаны очень большие деньги, и мы не можем рисковать интересами Ferrari и ее партнеров».

Баррикелло тоже недоумевал. Он был зол на команду, но предложенный Ferrari очередной двухлетний контракт остудил его пыл.

Не остался в стороне от скандала и Ральф. «Я бы никогда не выступал с Михаэлем в одной команде, – сказал он. – Своим поведением он унижет тех, кто находится рядом с ним, и я бы не хотел стать следующим».

Неплохие доселе отношения между братьями стали портиться. 10 июня в Канаде Ральф одержал свою вторую в карьере и первую очную победу над Михаэлем. Его Williams располагал более вместительной топливной емкостью, позволившей британской команде удачно сыграть в тактический пасьянс, однако Красный Барон не позволил себе расстроиться. Внешне…

«Если я и уступлю кому-то титул, то лучше путь его зовут Шумахер», – натянуто произнес Михаэль, в душе которого пылало желание отыграться. И такой шанс ему представился уже в следующей гонке на Нюрбургринге. Сразу после старта Михаэль неожиданным маневром прижал Ральфа к пит-уолл. Да так сильно, что лишь несколько сантиметром отделяли Williams от удара. Естественно, после финиша Ральф не торопился поздравлять старшего брата с победой.

Семейная перепалка вызвала широкий резонанс в прессе, но о ней резко забыли, когда на тестах в Монце Шумахер-старший угодил в серьезную аварию. В повороте Roggia его Ferrari вышла из-под контроля и на скорости 310 км/час вылетела с трассы. Михаэль остался цел, но память его снова вытолкнула на поверхность воспоминания Сильверстоуна-99: «Это было очень жестко. Я потерял всякий контроль и могу с уверенностью сказать, что мне очень сильно повезло».

К тому моменту Михаэль лидировал в чемпионате с преимуществом в 37 очков, но в планах гоночных Богов не было снисхождения к Красному Барону. На старте в Хоккенхайме коробку передач его Ferrari заклинило, и стремительно набиравший скорость пелетон вынужден был мгновенно реагировать на внезапно возникшее препятствие. Справились все… кроме Лучано Бурти. Его Prost на огромной скорости протаранил корму Ferrari F2001, взмыл в воздух и только после изрядного количества пируэтов рухнул на землю. Страшное зрелище. Но, к счастью, и у того и у другого оказалось много ангелов-хранителей.

А потом была гонка в Будапеште. Одержав 51-ю в карьере победу, сделавшую его четырехкратным чемпионом мира, Михаэль не смог сдержать слез радости. На круге почета, не стесняясь нахлынувших эмоций, Шумахер кричал по радио: «Я люблю вас всех!»

И тут же поползли слухи о том, что Михаэль может и вовсе уйти из Формулы-1 вслед за своим главным соперником последних лет – Микой Хаккиненом. Мол, рекорды все побиты и мотивировать себя будет сложно. Но Шумахер категорически с этим не согласен: «Я хочу дойти до предела, развивать себя, сместить границу дальше. Это важно для меня. Это делает спорт таким интересным. Квалификация в последней гонке на Сузуке – хороший тому пример: чтобы показать такое время, необходимо фантастическое ощущение, что вырастаешь сам из себя. Что я сделал? 1.32.484! По нашим расчетам я должен был показать не выше 33,2, то есть время, которое зафиксировал Рубенс. Но я оказался быстрее почти на восемь десятых. Это было чрезвычайно важно для меня. Это именно то, что придает новый импульс, потому что мир чувств, в котором вы живете, очень сильно влияет на вас. Взлеты и падения, которые ты испытываешь по ходу сезона, пусть даже они не столь значительны, делают жизнь в этом спорте стоящей».

Продолжение следует…