Тест-драйв Great Wall Cowry. Парнокопытная ракушка

Great Wall Cowry

Еще только планируя тест Great Wall Cowry, Андрей КОЧЕТОВ уже предвидел возможные упреки в излишней любви к изделиям китайского автопрома. Тем не менее обходить вниманием новый минивэн известного в Украине производителя он не стал.

Как ни печально, но в Украине достойных внимания результатов на ниве разработки современных автомобилей, увы, пока нет. То ли дело китайцы. Они хоть и отстают в технологиях от передовых европейских и азиатс-ких производителей, но изо всех сил стремятся сократить эту дистанцию. Поняв, что с креативом у них пока туго, дизайнеры и конструкторы Поднебесной старательно срисовывают и копируют (то целиком, то частично) наиболее успешные иностранные модели. А потом запускают их
в серию. Но только пос­ле того, как прототипы снимают с производства в других странах. Очередной плагиатный скандал никому не нужен.

Незнание — сила!

Пожалуй, такого разно­образия моделей и модификаций, как на внутреннем рынке Японии, нет нигде в мире. При этом добрая половина из них мало знакома иностранцам, даже специалистам. Для китайцев это козырь. Чуть изменив модель уходящего поколения, ее мож­но выдать за собственную разработку, практически не рискуя быть обвиненным в заимствовании.

Взять тот же GW Cowry. Увидев этот минивэн, европейский житель станет скорее оценивать «новизну» китайского дизайна кузова и салона, нежели искать аналоги. А вот в Азии, куда попадает большое количество бэушных автомобилей из Японии, сразу обнаружат подвох, увидев в Cowry знакомые черты Toyota Voxy 2001—2007 г.в. И, по большому счету, будут правы. Перед постановкой на конвейер Great Wall машину лишь самую малость «доработали».

Корректура

Нельзя сказать, что силуэт GW Cowry сильно отличается от японского прообраза. Пропорции те же — продолговатая коробочка со скошенным ветровым стеклом и коротким капотом. Отступления от размеров первоисточ­ника — мизерные. А вот бамперы, капот, светотех-ника и решетка радиатора другие. Особой красоты «квад­ратному» минивэну они не придали, но и не из-уродовали. Если бы Cowry продолжал носить марку Toyota, то такие изменения можно было бы счесть дежурным рестайлингом.

Что касается салона, то идеологию ладно скроенного интерьера Voxy китайцы ломать не стали, обойдясь лишь необходимыми переделками. Перемещение руля справа налево никаких затруднений не вызвало: передняя панель симметричная, и приборы расположены посередине.

Единственное заметное отличие Cowry от Toyota — центральная консоль. На ней появился прилив для рычага МКП. У Voxy такого не было, поскольку «японцу» полагался исключительно вариатор с селектором на рулевой колонке. Ну а все остальное аккуратно скопировано, начиная с огромного количества бардачков и заканчивая алгоритмом трансформации семиместного салона.

Сделай сам

Если учесть фактический возраст конструкции и назначение автомобиля, то удобство посадки водителя и пассажиров претензий не вызовет. Передние кресла вполне приличные — подушки почти нормальной длины, а спинки даже с минимальной боковой поддержкой. На втором и третьем ряду — плоские мягкие велюровые «скамеечки» с продольной регулировкой и изменением наклона низковатых
спинок. Вариантов трансформации много, вплоть до преобразования машины в двухместный фургон. В этом случае сиденья второго ряда складываются к передним, а третьего — подвешиваются по бортам. Не ново, но вполне удобно, правда, не в китайском исполнении.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Тест-драйв Haval F7. Игра в догонялки

На тестовой машине с пробегом около 5000 км замки фиксации кресел заедают, а пластмассовые накладки местами топорщатся. Это тем более странно при том, что спереди интерьер выглядит почти пристойно: панели отштампованы и подогнаны, конечно, не с японской тщательностью, но по крайней мере не отваливаются.

В целом же впечатление такое, что кузов собирали профессионалы, а салон, особенно сзади, — подростки из кружка «Сделай сам», причем часто использовали некондиционные детали.

Хотели как лучше…

Садясь за руль Cowry, я, конечно, не ожидал, что машина будет «летать». Но столь сонную динамику тоже трудно было предвидеть. При трогании на первой передаче ощущение такое, что она как минимум «полуторная» — уж очень неохотно машина снимается с места.

Дальше — больше. В городе рабочие только вторая и третья ступени. На четвертую переходить, если нет 70 км/ч, не имеет смысла — мотор хоть и тянет, но на понукания педалью газа реагирует слабо. О существовании высшей, пятой ступени, вспоминаешь лишь на пустой загородной магистрали, когда скорость переваливает за 100 км/ч, а стрелка тахометра преодолевает отметку 2500 об/мин. В общем, для лихих обгонов Cowry не приспособлен.

Попробуем разобраться, в чем дело. Ведь конструктивно все вроде бы в порядке. На машине установлен легендарный двухлитровый мотор Mitsubishi 4G63, ныне выпускаемый по лицензии в Китае. Даже после модернизации, приведшей его в соответствие с экологическими нормами Евро 4, он почти не потерял мощнос-ти, характеристика крутящего момента тоже пострадала не сильно. Передаточные числа МКП подобраны неплохо — явных пропус­ков между передачами нет. Значит, перемудрили с главной парой. Видимо, инженеры Great Wall слышали, что чем она длиннее, тем выше экономичность. Теоретически при замерах в заводских испытаниях на установившихся режимах это близко к истине. А практически вместо заявленного городского расхода 12,0 л/100 км у меня вышло почти 17!

Скажете: «Пробки, слишком сильно при разгоне на газ нажимаешь…» Поверьте, нет. Для динамичной езды, как известно, надо довольно активно работать рычагом МКП. Так вот на Cowry это смысла не имеет — сколько им не шуруй, резвого разгона не добьешься. Кроме того, пока машина как следует не прогреется, каждую передачу приходится буквально «забивать». Потом усилие переключения немного снижается, но избирательность остается все равно низкой, и трогать «мешалку» лишний раз совсем не хочется. Вот и приходится в городе к каждому светофору плес-тись в общей очереди, а на трассе — за фурой, идущей с крейсерской скоростью.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Тест-драйв Chrysler Pacifica. Семья с достатком

Рельсы, шпалы…

Настройки ходовой тоже вызвали некоторое недоумение. Не слишком точные, слегка замедленные реакции рулевого управления этого громоздкого автомобиля — вполне нормальное явление.

И даже необходимость легкой корректировки курса на высокой скорости можно простить и принять, тем более что обратная связь на руле Cowry достаточная.
Но жесткая, короткоходная и, значит, легкопробиваемая подвеска подходит этому флегматичному минивэну, как корове седло.

За рулем Cowry чувс­т-вуешь себя водителем дорожного дефектоскопа. Даже на привычном ежедневном маршруте я обнаружил пугающее количество ранее неизвестных мне мелких и крупных изъянов. А по «бетонке» едешь вообще как в пус­том товарном вагоне — каждый стык грохочет в подвеске, сотрясает кузов и отзывается на руле.

Положительная сторо­на жесткости только од-на — Cowry практически не кренится в повороте. Но по мне, уж лучше бы он «кланялся» каждой извилине дороги, но имел при этом хоть какую-никакую плавность хода.

Сколько-сколько?!

Базовая версия Standart особым богатством не блещет, но гидроусилитель руля, пара подушек безопаснос-ти, электропакет, кондиционер, «родные» музыка и охранная система с ДУ есть.Cледующая — Comfort — дополнена ABS, климат-контролем, задним дворником и регулируемой по высоте рулевой колонкой. Комплектация Luxury оборудована еще парктроником, электрозеркалами и обогревом стекла пятой двери. И наконец, в топовой Elite сиденья и руль кожаные, есть люк с электроприводом, а МР3-магнитола заменена многофункциональной сис-темой с GPS-навигацией.

К сожалению, сколько будет стоить все это хозяйство у нас — пока неизвестно, марка Great Wall в Украине по-ка не представлена. Недавно познакомившись с другими моделями бренда (CoolBear и Florid), мы дружно решили, что возобновление импорта можно ждать в самое ближайшее время: имея такие модели, не страшно вступать в конкурентную борьбу на рынках стран СНГ. Но Cowry нашу уверенность серьезно пошатнул. Мало того! На внешних рынках за него просят $22 000—26 000. Честно говоря, цена шокирует.

Немного лирики

Cowry — это моллюск, живущий в районе Мальдивс-ких островов. А еще одно из древнейших лиственных деревьев на Земле. Правда, никаких ассоциаций ни с тем, ни с другим у меня этот минивэн не вызвал. Отчаянно захотелось сок­ратить его название на пару букв, чтобы получилось Cow (англ. — «корова»). Вот теперь все правильно! Не беда, что быстро и с комфортом на Cowry ездить нельзя. И корова тоже не шустро бегает, и сидеть у нее на горбу неудобно. Зато Cow дает молоко, а если нет — ее режут на мясо.

А на что годится это порождение китайского автопрома, мне выяснить не удалось. Может, своими соображениями на эту тему поделятся будущие покупатели «парнокопытного» минивэна, если таковые, конечно, найдутся?