Тест-драйв Dodge Challenger. Голубой гром

Dodge Challenger

Если Dodge Challenger официально не поставляется в Украину, это еще не значит, что его нельзя купить. Когда очень хочется, у нас все можно. И все-таки провести день с двумя такими масл-карами сразу – большая удача. Особенно если один из них – самая мощная заводская версия ­Challenger, а второй – редчайший экземпляр работы фирмы Hennessey, еще более мощный.

Dodge Challenger – тот случай, когда любой зрячий обыватель произносит «Вау!» раньше, чем успевает его рассмотреть, не то что распознать. Как и другие брызги ретроволны, Ford Mustang и Chevrolet Camaro, Challenger создан с оглядкой на золотое время заокеанской автопромышленности. Только в отличие от них, нарисованных «по мотивам», Dodge – натураль­ная ретроспектива 1970 года. К тому же он выступает в другой лиге: если Camaro и Mustang некогда иронично называли пони-карами, то Challenger наследует славу настоящих muscle car, автомобилей «эпохи мускул». В нем все аутентично: те же линии, формы, характер. И что самое поразительное, его двигатель все такой же огромный! В наше время, когда американцы помешались на гибридах в попытках спасти миллиметр-другой ледников от глобального потепления, в Dodge нашелся смельчак, что ударил принципиальным кулаком по столу и засунул под капот Challenger здоровенный V8 объемом 6,4 л. Так и появилась старшая модификация SRT8 392. На первом поколении были моторы и побольше, но мощнее – никогда: нынешний Hemi предлагает 470 «невоспитанных коней». 40 лет назад такую отдачу могли снять разве что с семилитрового монстра, да и то лишь на бумаге. В те времена «мощность нетто» замеряли на махови­ке двигателя без навесного оборудования, вот и получали циклопические цифры. Впрочем, это маленькое лукавство не спасло колесных динозавров от вымирания.

Возрожденный же Challenger чувствует себя прекрасно и в Красную книгу не собирается. Правда, в наших руках особо ценная и редкая особь: синее купе с белыми полосами – не просто свирепый SRT8, это один из 1100 экземпляров ограниченной серии Inaugural Edition. Он отличается несколькими незначительными элементами, например вышивкой «392» на белых с синим кожаных сиденьях. Кстати, что значит цифра 392? Так в «эпоху мускул» обозначали объем двигателя. 392 кубических дюйма – это 6,4 привычных нам литра.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Тест-драйв Opel Zafira Life. Зефирка на миллион

Фиолетовое купе по имени HPE650 когда-то тоже было «простым» SRT8 – до того как веселые ребята из тюнинг-ателье Hennessey добавили ему 180 «лошадок» за счет увеличения объема двигателя почти на целый литр, установки кованых поршней, доработки головки блока цилиндров и, конечно же, старого недоброго компрессора. Он, кстати, не умещался в моторном отсеке, и в капоте пришлось вырезать небольшое, размером со штат Род-Айленд, окошко. И если вы посмотрите на фотографии предшественника, то убедитесь, что в 1970-х поступали абсолютно так же.

Замене подверглась и система выпуска, так что этот Challenger теперь не только мощный, но и голосистый. При перегазовках грохочет так, словно грозу поймали в металлический тазик. Но упрекать это брутальное создание в излишней громкости так же несправедливо, как обвинять Мика Джаггера в том, что у него большой рот. Звук просто потрясающий, хотя ворчание заводского SRT8 рядом кажется тихим шепотом. Выпускной коллектор столь огромен, что его запросто можно увидеть за передними колесами, и свое презрение к миру он выражает через четыре хромированных трубы в духе 70-х.

Как видите, братья отнюдь не близнецы. Заводская версия – классика американской автомобильной агрессии: насыщенный синий цвет идеально подхо­дит рубленым формам. Белые полосы от хвоста до острой кромки капота смотрятся уместно и дерзко. Нанесите такие на японское или корейское купе, и те станут похожими на тайских трансвеститов, а для Challenger полосы – что боевая раскраска.

В ателье Hennessey предпочли фиолетовый цвет на грани с пурпурным, точь-в-точь как один из заводских вариантов окраса первого поколения Challenger. Внешние различия не исчерпываются краской. Коренастый HPE650 припал к земле на своей заниженной подвеске. Стабилизаторы поперечной устойчивости напоминают металлические ломы, выкрашенные в красный цвет, и наверняка отлично справляются со своей задачей. По правде говоря, подвеска здесь принципиально отличается от стандартной: изменили даже развал колес, хотя ясно, что стихия этого монстра – 402 метра прямого шоссе, а не извилистая дорожка с узкими шпильками.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Тест-драйв Nissan Navara. Золотая середина

Признаем, снаружи оба «Челленджера» круче, чем внутри. И все-таки за рулем SRT8 вполне удобно. Раньше на месте сидений стояли диваны из придорожных закусочных, а теперь довольно приличные кресла с ощутимой боковой поддержкой. Однако
качество материалов и подгонку па­нелей сложно описать, не прибегая к сравнению с пластмассовым шезлонгом. И в исполнении Hennessey это все тот же шезлонг, только с номерной табличкой и вышитыми логотипами ателье на подголовниках. В этом даже есть определенное обаяние. Американская автомобильная эстетика во многом и состоит из этой грубоватой простоты. А кого она не устраивает… В погоне за европейским качеством ателье Callaway разрубает гордиев узел, попросту выкидывая на свалку салоны Corvette. В Hennessey так далеко не по­шли – видимо, считают, что характер таится не в алькантаровом потолке.

С таким характером, знаете ли, в одной машине тесно. Без обиняков предлагаю считать 5-метровое купе двухместным! Хотя на передних сиденьях с комфортом разместится даже баскетболист Карим Абдул Джаббар со своими 218 см роста, сзади было бы тесно даже Брюсу Ли. Впрочем, водителю нет дела до пас-
сажиров галерки. Ему жжет ногу большая педаль газа, которую он утопит
в пол при первой возможности.

Ускорение, которого не ждешь от столь крупного и тяжелого мастодонта, заставляет снова и снова с ребяческим восторгом выстреливать с каждого светофора, особенно если рядом покажется что-нибудь провоцирующе быстрое. При этом даже самые отчаянные энтузиасты (а таких подавляющее большинство) находятся в куда более мягких условиях, нежели их деды в далеких 70-х: система стабилизации и трекшн-контроль позволяют насладиться быстрой ездой, не рискуя обернуть своей машиной столб в первом же крутом повороте. Электронные ошейники отнюдь не делают вождение слишком пресным: даже при включенных системах безопасности переставить корму автомобиля в повороте проще, чем этого не сделать. Особенно на фиолетовом дьяволе! Крутящему моменту Hennessey HPE650 позавидует иной БелАЗ. Вот только весит Challenger в десятки раз меньше карьерного самосвала, и везти 30 тонн щебня никуда не нужно. С бешеной мощностью фиолетового купе может сравниться только громкость его рыка. Нет смысла описывать этот звук словами: кто не слышал, не поймет, кто слышал – временно глух к человеческой речи.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:  Тест-драйв Renault Koleos. Смотрите глубже

Что же касается управляемости, то 392-й необъяснимо хорош для американского автомобиля с передне-огромно-моторной компоновкой. Ходят слухи, что владельцы первых «Челленджеров» образца 2008 года начинали плакать, завидев впереди связку поворотов. Инженеры Dodge не остались глухи к их стенаниям и к 2010 году поправили положение. Новые настройки шасси, рулевого управления и серьезные изменения элементов подвески дали свои плоды. Корректировка угла развала явно пошла на пользу: в поворотах машина проявляет похвальную устойчивость.

Достаточно острый и информатив­ный руль подробно рассказывает, что происходит в пятне контакта покрышек с дорожным полотном, и теперь из­вилистые маршруты не только не вызывают паники, но и занимают место в обязательной программе приятного вождения. Конечно, с некоторой поправкой на заокеанское происхождение Challenger. Версия Hennessey и вовсе готова питаться одними шпильками пополам с шиканами, ведь ей досталась отлично настроенная заниженная подвеска KW. Разве что педаль газа осталась по-американски невнятной. Поток горючего, кажется, можно лишь включать либо выключать. Аккуратные попытки играть дроссельной заслонкой в поворотах сродни фехтованию дубиной.

Несмотря на чересчур простой салон с невнятной эргономикой и некоторую несбалансированность в управлении, Challenger удивительно харизматичен. Он суров и серьезен, как и 40 лет назад, но потрясающе обаятелен. Его можно назвать культурным достоянием Америки уже при жизни. Подозреваю, те, кто держит в гараже Harley-Davidson, уже задумываются о том, что четыре колеса не всегда так уж плохи…

И неважно, над каким побережьем Атлантики витают эти мысли. Не обойдут вниманием Забияку (так я уже успел прозвать Hennessey HPE650) и поклонники заездов на чет­верть мили и прочих уличных гонок. Даже если предположить, что брутальная эстетика Challenger их не прельщает, они наверняка оценят щедрость, с которой американские тюнеры меняют доллары на лошадиные силы.