Одни на уровне

Есть ли такие высоты, которые не по плечу самой дорогой автомобильной марке мира? Мы спросили об этом напрямую у ее директора по коммуникациям

Френк Тиманн, директор по корпоративным коммуникациям Rolls-Royce Motor Cars

Встречи на самом высоком уровне обычно очень формализованы: дресс-код, официальные вопросы, протокол. Каково же было мое удивление, когда директор по корпоративным коммуникациям Rolls-Royce Motor Cars в Европе, господин Френк Тиманн, вдруг спросил первым: «А как вам этот лазурный цвет для Wraith?» И стало очевидно, что самый люксовый автомобильный бренд в мире далеко не так формален, как гласят стереотипы.
– Знаете, господин Тиманн, это необычно, но очень эмоционально. Откуда идея наделить классический автомобиль таким неклассическим цветом?
– Когда речь идет о Rolls-Royсе, всегда на ум приходит каноничный черный цвет. Но на самом деле мы можем предложить клиентам неограниченный набор возможностей по индивидуализации как экстерьера, так и интерьера.
– А можете рассказать о самом необычном примере индивидуализации?
– Это машина, в которой весь салон, включая потолок, был обтянут шелком – а после расшит цветущими ветками сакуры. На выполнение только одного элемента на внутренней поверхности дверей потребовалось 400 часов рабочего времени. Этот Rolls-Royce Phantom находится в частной коллекции как предмет искусства.
– Похоже, не самая завидная участь для высокотехнологичного и мощного автомобиля…
– Ну почему же. Все дело в том, что автомобили Rolls-Royсе не соревнуются с автомобилями других марок и брендов. На этом уровне других автомобильных игроков нет. Наши конкуренты – это яхты, дорогие часы, шедевры живописи. Это совершенно другое восприятие роскоши. Впрочем, по-прежнему у Rolls-Royсе есть стойкая аудитория покупателей, приобретающих машину, чтобы ездить за рулем самостоятельно.
– Означает ли это, что клиенты больше не желают занимать приличествующее их статусу место на заднем диване?
– Действительно, портрет владельца Rolls-Royсе меняется: к нам приходят люди, которые очень рано начали свой бизнес, вложили много сил в его развитие и теперь пришли к выводу, что время праздновать свой личный успех настало. И часто это молодые люди с огромным желанием получать от жизни максимум удовольствия. Поэтому и стратегии развития Rolls-Royсе меняются: мы приходим к тому, что классический и исторический актив бренда имеет вес больше как дань традиции, чем как цель при покупке машины.
– А что скажете о продажах, несмотря на такое изменение в портрете покупателя?
– В течение последних нескольких лет мы продаем примерно одинаковое количество Rolls-Royce Phantom – около 1000 автомобилей в год. Но есть и перемены: в случае с моделью Ghost мы с легкостью достигаем больших объемов продаж среди активной и молодой бизнес-аудитории, и в том числе среди бизнес-леди. А запуск модели Wraith существенно всколыхнул продажи в странах, которые традиционно знают толк в роскоши: это Китай и США. Немалый объем потребляют и Арабские Эмираты. В прошлом году компания Rolls-Royce Motor Cars достигла пикового показателя: мы продали 3785 автомобилей – и это один из лучших годов в истории бренда. Кстати, не в последнюю очередь это произошло благодаря Wraith.
– А что скажете о Европе? Покупают ли в Старом Свете классические машины?
– Да, бесспорно. Наш домашний рынок силен в Британии, в Германии очень ценят Rolls-Royсе. Есть у нас и украинские клиенты.
– Господин Тиманн, а как обстоят дела с внедорожником от Rolls-Royce, о котором столько говорено?
– Этот проект имеет рабочее название Rolls-Royсе Cullinan и находится на стадии активной разработки. Речь идет о машине на новой алюминиевой платформе, в создании которой принимает участие концерн BMW. Для нас честь работать с такими специалистами, с брендом, который обладает просто неизмеримым инженерным потенциалом. Эта же платформа ляжет в основу нового поколения Phantom. Обе модели ожидают своего появления в 2018 году.