Петер Заубер. Старая школа

Более сорока лет в автоспорте, двадцать лет в «Формуле-1». «Последний из могикан» собрался на покой, и с его уходом мир Королевских гонок наверняка потеряет часть своей души

Трудно представить себе более динамично развивающийся вид спорта, чем «Формула-1». И дело даже не в постоянно меняющихся спортивном и техническом регламентах, текучке гоночных и инженерных кадров и смене поставщиков резиновых изделий. Взгляните на руководство команд!

Кажется, еще совсем недавно командами в «большом цирке» не руководили,
а владели. И хозяева в молодости так или иначе были связаны с автогонками. Просто им, людям понимающим, в определенный момент времени вдруг становилось понятно: чемпионского титула не будет.

Желания-то через край, у многих даже хватало средств для продолжения карьеры. И все же их шлемы оказывались на тех самых, сказочных уже гвоздях. Что дальше? В далекие годы все было предельно ясно. Собственная Команда! Теперь уже таких боссов нет. Взгляните на нынешних хозяев — менеджеры. Для многих из них руководство формульной конюшней — всего лишь очередное место работы. Вполне вероятно, что даже и не очень любимое.

А в конце сезона из паддока уйдет едва ли не последний настоящий владелец. Который сам создал, вывел в люди, заставил уважать, считаться, а главное — болеть за свое детище.

Первый «жук»

Речь о, казалось бы, совсем незаметном человеке в «Формуле» — Петере Заубере. Не надо скептических улыбок. О нем стоит поговорить. Хотя бы потому, что за все время существования в королеве автоспорта команды его имени, а это почти двадцать лет, она никогда не опускалась ниже восьмого места в Кубке конструкторов.

Но начиналось-то все еще в 1970-м! Точнее, тогда уже была создана компания Sauber, занявшаяся производством гоночных автомобилей. Неизвестно, как сын владельца светофорной фабрики влюбился в автоспорт. Сам Петер этого не помнит. Помнит только, что в 12 лет, когда настало время серьезно заняться спортом, в родной Швейцарии гонки запретили.

С1 был первым построенным Петером Заубером гоночным автомобилем. Он выиграл чемпионский титул в Швейцарии и положил начало производству

Остался только подъем на холм, и каждое воскресенье отец возил парня на эти соревнования. Стояние на обочине не могло длиться долго. В конце концов был куплен и подготовлен к гонкам Volkswagen Beetle. Подготовлен собст­венными руками в подвале родительского дома.

А очень скоро этот подвал стал конструкторской и инжиниринговой фирмой. Просто старенький «Жук» не удовлетво-рял амбиций хозяина. Решение было найдено радикальное. Семейный бизнес продан, а на вырученные деньги куплено шасси Brabham «Формулы-3», литровый двигатель Ford-Cosworth и настоящая гоночная коробка передач. Это оказалось очень неплохой базой для создания первого автомобиля марки Sauber. Создание это затянулось на три года, а когда машина С1 была готова, стало ясно, что ничем другим 27-летний Петер заниматься не собирается.

Первый и последний С1 принесла своему хозяину и первую победу, и первый титул. Заубер стал чемпионом Швейцарии по единственному незапрещенному автомобильному виду спорта. Но вынужден был прекратить выступать в гонках. После очень серьезной аварии жена Петера Кристина настояла на этом. Закончились гонки, но не гоночные автомобили. Уже С3 изготавливался полностью из собственных деталей, а в компании работало четыре человека. Сам Заубер отвечал за сварку каркаса. С4 и С5 стали первыми автомобилями с алюминиевыми монококами, а кузова впервые были заказаны швейцарской компании Paucoplast — с ней продолжает сотрудничать команда по сей день.

Именно С5 стала прорывом. В 1977-м автомобиль стартовал в Ле-Мане и даже лидировал в классе, но до финиша не добрался. Годом позже все повторилось. Ясно было, что конструкция великолепна, не хватало денег на качественные детали. И чем серьезнее ставились цели — тем больше не хватало средств.

Целых пять лет Sauber едва сводил концы с концами, пока в 1981-м BMW не заказала Петеру разработку прототипа для гонок на выносливость на базе М1. Это была последняя машина, разработанная самим Заубером. Победа Нельсона Пике и Ганса-Иоакима Штука в 1000-километровой гонке на Нюрбургринге позволила сосредоточиться на менеджменте. На роль главного конструктора был приглашен никому не известный Лео Ресс, а спортивным директором стал экс-гонщик Макс Велти.

На доверии

Четыре года команда теперь уже с баварскими моторами штурмовала чемпионат мира среди спортпрототипов, где доминировали Porsche. И тут случай свел Петера Заубера с профессором Вернером Нифером — тогдашним председателем совета директоров Mercedes… Они были товарищами по несчастью. Ведь именно после страшной аварии в Ле-Мане 55-го в Швейцарии запретили автоспорт, а Mercedes ушел из гонок.

Нифер считал, пора возвращаться. И почему не с Заубером? Контракта не было. Они просто пожали друг другу руки, и уже в следующей гонке Sauber С9 — первая серьезная машина, в которой стоял мерседесовский двигатель, — была покрашена в серебристый цвет. Несмотря на сопротивление практически всего руководства концерна!

Но противостояние длилось недолго. 1989-й стал годом серебряного возвращения и триумфа. Победный дубль в первой же гонке сезона, первое место в чемпионате мира в обоих зачетах. Ну и два первых места в Ле-Мане. По сей день для Заубера это главная победа в жизни.

Следующим шагом для штутгартцев должно было стать возвращение в «Формулу-1». Под этот проект на базе команды герра Петера была организована «школа юниоров». С очень интересными учениками: Хайнцем-Харальдом Френтценом, Карлом Ведлингером и Михаэлем Шумахером. Именно эти три пилота и должны были прийти в «Формулу-1» вместе с Mercedes в 1993. Но главный пилот всех времен и народов не дождался громкого дебюта и пришел в «Большие призы» сам.

В 1989-м на гоночных трассах не было равных серебряным С9. Но главной своей победой Заубер до сих пор считает вот эту — дубль в «24 часах Ле-Мана». На волне успеха при Sauber была создана молодежная гоночная команда. Вот первые ученики «академии» Шумахер, Ведлингер и Френтцен

Так, во всяком случае, он и сам считал до 2006 года. А тогда, в 1991-м, Эдди Джордан запросил немалую сумму за дебют никому не известного Шумахера в его команде. И сам Эдди, и Михаэль были уверены, что заплатил Mercedes… Первая гонка воспитанника молодежной школы Sauber обошлась ее основателю в 150 000 фунтов. Из семейного бюджета.

Тайны и ребусы

Вообще, все, что касается бюджета команды Sauber, — вещь более чем интересная. Ведь Mercedes так и не пришел в F1 с Sauber официально. Так что спонсоров приходилось искать самому. Уже в третьем сезоне С14 щеголял в ливрее Red Bull. И Дитрих Матешиц даже выкупил более трети акций крепкого середняка. Но первый же конфликт заносчивого австрийца и тихого швейцарца закончился более чем неожиданно.

Если помните, скандал произошел из-за подписания контракта с Кими Райкконеном. Петер верил в талант никому не известного финна, а Матешиц пытался пристроить в «свою» команду Энрике Бернольди. После очень жесткой полемики в прессе появилось короткое сообщение: Петер Заубер вернул себе акции команды. Как? Откуда средства? Да просто пошел и выкупил.

Потом так же тихо построил на своей базе первый в истории F1 полноразмерный аэродинамический полигон — невиданную тогда вещь. Потом первый суперкомпьютер, от которого даже Ferrari, поставлявшая моторы, впала в ступор. Потом, после краха формульной программы BMW, практически выкупившей у основателя и команду, и производство, так же тихо и незаметно вернул себе все хозяйство…

Странный человек. Более сорока лет в автоспорте, почти двадцать — в «Формуле-1». «И что?» — Спросит болельщик. Дубль в Ле-Мане с Merсedes, дубль в Канаде для BMW. Крупнейшие автомобильные концерны Германии вернулись на вершину автоспорта благодаря ему. Он привел в этот спорт двух чемпионов мира. Хотя вполне хватило бы и одного единственного — семикратного!

В 1993 году команда Sauber дебютировала в чемпионате мира «Формулы-1» (фото внизу), теоретически при поддержке Mercedes. А в 2001-м добилась невероятного успеха для маленькой частной команды: заняла четвертое место в Кубке конструкторов с Райкконеном и Хайдельдом

А теперь пора на покой. Свое семидесятилетие Петер Заубер пообещал отпраздновать с женой где-нибудь подальше от рева моторов. И он сдержит слово. Жена ведь любимая. Как-то у него спросили, почему его автомобили называются «Си». Оказывается, все они посвящены жене. Это всего лишь сокращение от «Кристина».

Підпишіться на наш Telegram-канал та Facebook або читайте нас в Google News, щоб нічого не пропустити. А ще ми є у TikTok.